ПРИШЛИТЕ СВОЮ НОВОСТЬ!
Лента новостей
Выбрать категорию:
05 апреля
04 апреля
03 апреля
02 апреля
01 апреля
31 марта
30 марта
29 марта
28 марта
27 марта
26 марта
25 марта
24 марта
23 марта
22 марта
21 марта
20 марта
19 марта
18 марта
18:48
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ДОБРА
17 марта
16 марта
15 марта
14 марта
13 марта
12 марта
11 марта
10 марта
09 марта
08 марта
07 марта
06 марта
05 марта
19:54
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ДОБРА
04 марта
03 марта
ГОЛОСОВАНИЕ
Нужна ли астрономия в качестве школьного предмета?

Санкт-Петербург: Филипп Евич: «Театр – место, где может случиться все!»

24 марта, 14:21

 

24 марта — Молодежные новости. Российская театральная школа богата и разнообразна. Многие специалисты сходятся во мнении, что она уникальна и служит образцом для подражания и изучения многих зарубежных школ. Ежегодно 27 марта все поклонники и служители театрального искусства в России, как и во многих других странах, отмечают Всемирный день театра. В преддверии праздника мы заглянули в Молодежный Учебный Театр ПМК «Вега», раскрывающий секреты театрального мастерства для молодежи. На ближайшие месяцы в планах труппы сразу несколько театральных постановок. Художественный руководитель и главный режиссер театра Филипп Евич встретился с юнкорами студии ПМК «Дружба», чтобы рассказать о дальнейших перспективах развития и творческих планах театра.

Филипп, расскажите, как родилась мысль организовать учебный театр для молодежи?

– Все интересные и главные вещи, как мне кажется, происходят абсолютно случайно. Так же произошло и в этот раз. До этого я работал в детском театре, это продолжалось около двух лет, и там я выпустил много спектаклей. Однако когда я узнал, что существуют подростково-молодежные клубы, куда ребята могут прийти и бесплатно заниматься творчеством, для меня это было настоящим открытием. Так появилась мысль организовать Молодежный Учебный Театр (МУТ), и привлекать сюда как простую молодежь, так и профессиональных деятелей театра, которым сфера молодежи также невероятна интересна. И говорить об этом я могу с уверенностью.

Я работаю в Мариинском театре как артист академии молодых певцов и развиваюсь по режиссуре, учусь в Институте сценических искусств на Моховой, но основную практику и знания получаю в Молодежном театре на Фонтанке, где художественным руководителем является Семен Яковлевич Спивак. С ним я тоже познакомился абсолютно случайно и уже порядка двух лет посещаю его репетиции и перенимаю его бесценный режиссерский опыт. Он мне советует различные книги по режиссуре. Большее количество приемов я черпаю именно оттуда.

Есть ли какие-то режиссеры, на опыт которых вы опираетесь? Разумеется, как творческие люди в режиссерской работе мы должны формировать собственный индивидуальный почерк, но пока он не сформирован, мы всегда опираемся на лучших. Есть ли такой пример и эталон для вас среди режиссеров?

– На сегодняшний день, это – Семен Яковлевич Спивак, его коллектив молодежного театра на Фонтанке, спектакли, которые он делает, люди, которых он собирает вокруг себя, и та философия, которую он проповедует.

В чем эта философия коллектива? Причем не простого коллектива, а именно театральной труппы.

– Во-первых, фактически 95% труппы – это его ученики, которые закончили его актерские и режиссерские курсы в институте. Это его театральная семья. Я думаю, что ко всему своему театру, к своим ученикам и студентам он относится, как к своим близким людям. И это принципиально важно для работы всего коллектива. Например, когда в театре есть один вокальный педагог, который ведет большинство ребят, у всех примерно одна школа пения – спектакль начинает играть абсолютно другими красками. Все его участники и создатели превращаются в единый ансамбль.

В случае драматического театра – это сценическая речь, которую, как мне показалось, ваши актеры уже прекрасно освоили.

– На самом деле, как таковой театральной речью я с ними пока не занимался. Это впереди. Сейчас я хочу заняться как раз сценическо-вокальной речью, которая очень отличается от обычной. И состоят эти отличия прежде всего в том, что раньше на сцене не было микрофонов, и надо было озвучивать большие залы. Из этого родилась техника. Так, если послушать записи старых артистов и новых, раньше артисты разговаривали тембрами. У всех были голоса, а сегодня артисты просто кричат, чтобы их было слышно со сцены…

Сколько актеров на сегодняшний день составляет труппа?

– Я не могу сказать точную цифру, но тех, кто был задействован в нашем первом спектакле «Зимняя сказка Эльфов», подготовленным всего за один месяц, и не сходившим со сцены в течение 8 недель, было порядка 10-11 ребят. За два месяца спектакль прошел 4 раза с участием двух составов молодых актеров, собрав в общей сложности более двухсот зрителей и подарив им теплое, семейное настроение. Но сегодня ребят, которые у нас занимаются, наверное, уже более 20.

Возрастная категория?

– В целом, возраст от 14 до 16. Но есть ребята, которым и 13-14.

16 лет – это ведь совсем взрослые люди. Насколько им интересен материал детских спектаклей? Почему, к примеру, не «Идиот» Ф.М. Достоевского или «Чайка» А.П. Чехова?

– Конечно, мы можем взять и «Идиота», но мы с ребятами часто беседуем, и именно исходя из наших разговоров, я готовил эту пьесу и либретто к спектаклю, чтобы им, действительно, было интересно работать. Ведь 16 лет – это все-таки рубеж. Ты, вроде, уже не ребенок, но еще и не взрослый. Ты находишься в таком пограничном состоянии. Я помню себя, как мы хотели повзрослеть, но когда это случилось, захотелось назад, в этот двор к ребятам, и в лето, когда можно было сидеть под ивой во дворе и ни о чем не думать… Но, у нас есть и более старшие ребята, которым 18 лет, и для них мы делаем более серьезные проекты. Так, сейчас мы уже начали разбирать «Денискины рассказы» В.Ю. Драгунского, пьесу Валентина Катаева «Квадратура круга» и даже постановку оперы «Евгений Онегин» Чайковского для поющей молодежи, у которой не всегда есть возможность выйти и спеть большую роль.

Но это будет не концертное исполнение, а именно спектакль?

– Да, мы будем делать постановку, и делать ее достаточно живо, чтобы не наскучить нашим зрителям.

Какой будет ваша постановка «Евгения Онегина» – более современной или классической? Что нам ждать? Цилиндры, кринолины или современные образы?

– К сожалению, пока, наш бюджет не позволяет нам заказать цилиндры, но мы попробуем сделать спектакль максимально интересным, хотя в общем рисунке будем, разумеется, стремиться к классике. Но основная задача будущей постановки – это идея создания спектакля, чтобы и у молодых людей, и людей постарше была возможность выйти на сцену в спектакле оперного жанра, чтобы они смогли научиться партнерской работе, научиться всему, что требует сцена…

А чему вы их учите? Как одной театральной студии получается создавать целые спектакли?

– Дело в том, что мы совсем не одни. У нас есть несколько видов танцев, несколько педагогов по гитаре, педагог по вокалу, сейчас еще появился концертмейстер, который занимается музыкой с молодежью – и сольфеджио, и фортепьяно. Начала работу художница. Таким образом, здесь множество предметов, из которых может сложиться театр. И ребят, которые занимаются у меня, я направляю в студии по всем предметам, потому что сегодняшний театр диктует условия, что артист должен уметь все. Так, ребята ходят на хоровой ансамбль, учатся петь интервалы, строить их вместе и развивают свой слух, некоторые – ходят на барабаны, чтобы иметь чувства ритма. Недавно ребята также начали ходить к нашему новому педагогу – театральному художнику (Мария Мещерская), с которой они занимаются художественным мастерством, что развивает их фантазию, а учитывая, что она театральный художник, я думаю, что в будущем какой-то реквизит мы будем делать сами. И цена такого спектакля для молодежи возрастет, ведь они будут знать цену этому реквизиту и обстановке. Я думаю, что в новом спектакле «Денискины рассказы» мы максимально привлечем те навыки, которые они получают у других педагогов, и молодежь там будет играть и на фортепьяно, и на гитарах, танцевать и петь.

Как происходит подготовка к спектаклю? Работа по системе Станиславского? Ищется мотивировка и вырабатываются предлагаемые обстоятельства? Или это работа по Мейрхольду и биомеханике? Или что-то другое? Что-то авторское?

– Я не делаю акценты «давайте учится по Станиславскому», или «по Мейерхольду», или «по Товстоногову», или «по Михаилу Чехову», или «по Спиваку». Я считаю, что нет чего-то абсолютно и единственно правильного. Есть очень много школ, очень много точек зрения, но как бы не спорили, мы все же говорим об одном предмете, о том, что актеры выносят на сцену. И как сегодня пойдет занятие – по Станиславскому, по Спиваку или по-моему – я никогда не знаю. Ведь каждый спектакль всегда неповторим, рождает разную энергетику и магию. И когда артист чувствует дыхание времени, этот сегодняшний пульс, исходящий из зала, вне зависимости от того, что говорит режиссер, он всякий раз не может предположить, какой будет игра на сцене.

Но это ведь конкретная режиссерская позиция, потому что сторонники Гордона Крэга, к примеру, считают, что артист – марионетка в руках режиссера.

– Все верно, но нужно понимать, что существует два времени: пока спектакль не выпустился – это мое время, где я волен что-то поменять, но это время заканчивается, когда артист выходит на сцену.

Тогда какова степень свободы у вашего артиста? Или он непременно скован режиссерской волей? Конкретно в Молодежном Учебном Театре. И есть ли какая-то разница между учебным и профессиональным театром? Может быть, здесь актерам действительно нужно больше свободы и полета фантазии?

– Пожалуй, это как учиться кататься на велосипеде, сначала нужно понять технику того, как ездить, как держать равновесие, как крутить педали, как поворачивать руль, чтобы не упасть, и такая же техника есть в актерском мастерстве, такая же техника существования актера на сцене. И, конечно, в большинстве случаев, я учу их именно этим вещам. А дальше, когда, человек уже научился кататься, он начинает импровизировать. И, наверное, будет правильно сказать, что артист такой же создатель спектакля, как и режиссер.

Тогда в чем заключается аспект именно учебного театра?

– В том, что если бы это был профессиональный театр, на нас сразу же повисла ответственность того, что мы должны существовать по каким-то канонам. Мы учебный театр – мы можем позволить себе ошибаться, пробовать, позволить себе быть неправыми. Так, я могу выпустить на сцену начинающего актера, который пока не преодолел страх перед зрителем, но я могу себе это позволить лишь в учебном театре. И, конечно, это самый главный подарок нашего названия – «учебный», что означает, что мы можем позволить себе ошибаться во имя того, чтобы научиться.

И в завершении, всего один вопрос – что такое театр для вас? И чему вы учите молодежь «что такое театр»?

– Театр – это море. И когда ты, утомленный палящим солнцем, чувствуешь, что надо остудиться, заходишь в воду, а там очень холодно. Чтобы идти вперед, нужны преодоление и внутренняя работа. Но! Когда ты погружаешься в это море, ты получаешь невероятную свободу, удовольствие, чувство полета. И так каждый раз, когда ты выходишь на сцену. Ты стоишь, как спекшейся человек перед холодным морем, и понимаешь, что сейчас туда прыгнешь, и тебе наконец-то будет хорошо, но только если ты переступишь эту грань преодоления. Ведь театр – это лучший психолог. Выходя на сцену, мы можем прожить множество жизней, приобрести опыт в множестве ситуаций. Здесь можно прорыдаться и выплеснуть все свои переживания; здесь может случиться то, что никогда не случится в обычной жизни, и случиться по-настоящему, если мы в это поверим.

 

Текст: Владимир Волков, юнкор студии журналистики ПМК «Дружба»

Фото: Pixabay, из личного архива героя