ПРИШЛИТЕ СВОЮ НОВОСТЬ!
Лента новостей
Выбрать категорию:
01 марта
28 февраля
27 февраля
26 февраля
25 февраля
24 февраля
23 февраля
22 февраля
21 февраля
20 февраля
19 февраля
18 февраля
17 февраля
16 февраля
15 февраля
14 февраля
13 февраля
12 февраля
11 февраля
10 февраля
09 февраля
08 февраля
06 февраля
05 февраля
04 февраля
03 февраля
02 февраля
01 февраля
31 января
30 января
29 января
28 января
27 января
26 января
25 января
24 января
23 января
22 января
21 января
20 января
ГОЛОСОВАНИЕ
Нужна ли астрономия в качестве школьного предмета?

Санкт-Петербург: Мысли после спектакля по рассказам Василия Шукшина

26 октября, 12:44

 

26 октября — Молодежные новости. В одном из интервью режиссер спектакля Роман Смирнов сказал, что старается следовать принципу Анатолия Эфроса – ставить не произведение, а автора. Вот и его «Охота жить» – скорее, не инсценировка рассказов Шукшина, а воссоздание на сцене того мира, что окружал писателя и сформировал его представление о русском человеке.

Первое отличие «Охоты жить» от «спектаклей-коллег» – в количестве рассказов Шукшина, использованных для его создания. Их не пять, не десять и даже не пятнадцать. Подсчитать их, действительно, сложно. Судя по всему, авторы спектакля перенесли на сцену героев почти всех самых известных произведений Василия Макаровича. За исключением того самого, давшего название постановке, страшного в своей будничности рассказа «Охота жить». Кроме того, зрители Театра на Васильевском встретят здесь персонажей первого фильма Шукшина «Живет такой парень» во главе с шофером Павлом Колокольниковым (актер Тадас Шимилев).

Деревянный настил, пространство сцены заставлено лавками и табуретками. На стене – большой плакат: заключительный кадр фильма «Печки-лавочки», герой Василий Шукшин, сидит на поле родного села и смотрит в даль. Раздается монотонный стук, а тем временем на сцене появляется мужчина в красной рубахе. Он стягивает с себя сапоги и садится прямо перед зрителями, повторяя позу Шукшина. Стук сменяет гимн. Услышав «Союз нерушимый», он улыбается немного грустно. Перед зрителями – Степан Воеводин, тот самый Степка, герой одноименного рассказа, что сбежал из тюрьмы за три месяца до своего освобождения. Зачем?

«Что вас заставило броситься в горящую машину?», – спрашивает будущая журналистка Леля Селезнева у героя спектакля. «Дурость!», – честно отвечает тот.

Спектакль готовили почти год, соавтором режиссера по инсценировке стал исполнитель одной из ролей – Артем Цыпин. 

Рассказы, а, вернее, образы подбирали под каждого конкретного актера – в зависимости от его внешности, характера, темперамента. Работа была проделана огромная – из почти двух десятков различных историй был создан единый (пусть и условный) сюжет. На него, словно бусинки, нанизаны краткие сцены-зарисовки. Начинается один рассказ, вдруг его сменяет другой, герои меняют роли, образы, произносят монологи других персонажей из совершенно других рассказов.

Восприятию происходящего на сцене это не мешает – вряд ли присутствующие в зале зрители знают наизусть всю прозу Шукшина. Между тем перед ними проносится даже не карусель, а какая-то комета, населенная жителями далекого алтайского села 60-х годов прошлого века. Песни здесь звучат разные: от сибирской народной «Отец мой был природный пахарь» до прекрасной «Нежности». Много юмора, много грустной правды. Разведенная Нюра (актриса Анна Королева) выгоняет наглого ухажера, пытавшегося сделать ее «культурной». Вскоре уже Нюру выгонит из квартиры (с финским гарнитуром за 120 рублей) франт, умеющий «жить со вкусом». Изобретатель вечного двигателя сразится на шашках за сердце прекрасного создания – библиотекаря Насти Платоновой (актриса Наталия Корольская). А светлая личность из рассказа «Микроспоп» Андрей Ерин (в исполнении актера Алексея Манцыгина) будет переживать не только из-за засилия микробов в лужах, но и из-за количества прохиндеев в родной стране.

Председатель колхоза (Константин Хасанов) попытается понять, любила ли его жена. Умный внук (роль актрисы Евгении Рябовой) будет учить деда, как бросить пить, и спорить с ним о космосе и академике Павлове. Все герои спектакля равноценны, каждый сюжет рано или поздно подходит к своему логическому концу. Но поскольку шукшинские истории «разорваны», то почти все они воспринимаются спокойно, без эмоционального надрыва. Даже рассказ «Сапожки» о том, как Сергей Духанин (актер Давид Бродский) решил сделать жене самый дорогой за всю ее жизнь подарок, проходит как-то буднично.

Все персонажи спектакля встретятся на свадьбе. Здесь завершится грустная история любви Сереги Безменова (Кирилл Тарасов) и обольстительной медсестры Клары (Юля Костомарова). Здесь местный деревенский интеллигент (актер Никита Чеканов) попробует обсудить проблему шаманизма в отдаленных районах Сибири, но его тут же перебьют – начнется застолье, песни, танцы. Несчастная Нюра заведет «Белым снегом», а студентка Леля Селезнева из Ленинграда (актриса Лиля Гильмутдинова) вдруг признается в любви к родине и зарыдает от нахлынувших чувств. А невеста! Она же – завклубом Валя Татусь в исполнении актрисы Татьяны Мишиной. Повезло молодожену – такая супруга не только в горящую избу войдет. Она сперва сама ее построит и заставит всех гостей танцевать вокруг нее финскую народную «летку-енку».

Уже под конец застолья на праздник неожиданно заглянет Юрий Алексеевич Гагарин. Артисты пододвинут столы прямо к зрителям, приглашая первый ряд разделить с ними радостное событие – такой гость пришел! Впрочем, наверное, Гагарин им всем просто привиделся. Как привиделось милому деду-фантазеру в исполнении Артема Цыпина его героическое покушение на Гитлера. 

Вот здесь и вернется на сцену герой самого первого эпизода спектакля – Степан Воеводин (актер Роман Зайдуллин). Ради такого праздника он и бежал две недели через тайгу. Он увидел родных людей, и теперь может возвращаться обратно – «досиживать». Его рыдающую сестру отец тихо уведет со свадьбы, а жители огромного села продолжат свой танец. Старенький телевизор меж тем сам по себе включится – на экране появятся кадры из фильма «Господин оформитель», зазвучит музыка Сергея Курехина.

Шукшин сейчас идет в нескольких петербургских театрах. Что это – ностальгия? По своей юности, по тому времени или по тем людям? Роман Смирнов справедливо заметил, что Шукшин, пожалуй, последний из русских писателей, кто стремился понять душу нашего человека. Понять душу... Чтобы сделать невозможное, нужна точка опоры. У Шукшина и большинства его героев точка опоры была – вера (даже в то атеистическое время), совесть, врожденное чувство правды. А мы сейчас потерялись, заблудились. Забыли что-то важное, что обязательно нужно вспомнить.

Спектакль «Охота жить» идет почти четыре с половиной часа. Для заядлых театралов подобная длительность постановки – лишь удовольствие. Обычные же зрители к подобному хронометражу, конечно, не привыкли. Но для тех из них, кто отважится прийти на этот спектакль, он станет сродни побегу Степки в родную деревню. Возможностью увидеть почти забытые лица и набраться сил, чтобы потом снова вернуться в наш мир – сытый, спокойный, суетливый и ленивый. Но вернуться уже другими. С охотой жить.

 

Источник: Газета «Санкт-Петербургские ведомости»