ПРИШЛИТЕ СВОЮ НОВОСТЬ!
Лента новостей
Выбрать категорию:
20 октября
19 октября
18 октября
ГОЛОСОВАНИЕ
Нужна ли астрономия в качестве школьного предмета?

Санкт-Петербург: Светло там, где не ожидаешь: Спектакль Камерного театра Малыщицкого «Черное/Белое»

04 октября, 17:15

4 октября - Молодежные новости. В спектакле Камерного театра Малыщицкого «Черное/Белое» по роману Рубена Гальего «Белое на черном» жизнь советских детей-инвалидов, сосланных в интернаты, спрятанных от глаз «нормальных» людей, описана очень ярко и очень... тепло. Светлое проступает там, где совсем не ожидаешь.

Спектакль поставил режиссер Денис Хуснияров, ученик художественного руководителя Молодежного театра на Фонтанке Семена Спивака. В конце сентября спектакль принял участие в фестивале «Мастерская Спивака», посвященном 25-летию преподавательской деятельности мастера.

Сцена и стены затянуты крафтом. Внезапно в полу его прорвет лезвие канцелярского ножа, прорезающего круглое окно, а потом в нем появится и сам герой Рубен (Алексей Бостон). Он улыбается глазами, щеками, ушами. Других инструментов для этого у него нет: он обездвижен, а значит, у него «нет» ни рук, ни ног, и он может лишь кивать, мотать головой и лучиться этим странным, мудрым, недоступным «ходячим» людям счастьем. Рубен Бостона − человек без возраста, одновременно веселый, наполненный жизнью мальчик, и взрослый, переживший то, после чего и вовсе не захочется сражаться за жизнь. Его возраст непонятен, ведь старение предполагает не только опыт, но и изменение физики тела. Физической легкости он не ощущал никогда, а опыт лишь закалил, придал крепости его чувству юмора. Оттого его история о невыносимой тоске и душевной боли порой больше напоминает добрый анекдот.

«Окошки» прорезаются и в крафтовой стене. Их становится все больше, и в них один за другим появляются остальные герои. Сиповатый, громко поющий назло всем нянечкам Сашка (Антон Ксенев) жует зубочистку, изображая крутого парня, которому все нипочем. Членораздально, неторопливо проговаривает он «персоналу» правила, которым они должны подчиняться, потому что он знает свои права. И он же, превозмогая боль, поползет зимой по морозу в школу, чтобы отвоевать свое право быть «нормальным» в глазах недалекой учительницы (Дарья Змерзлая). Боль сопровождает этих подростков повсюду, все они воспринимают ее как норму, как часть своей жизни, как способ найти в себе силу.

В их системе координат не объяснить, почему может сдаться в драке здоровый парень с целой здоровой ногой, двумя руками, да еще и вооруженный ножом.  По их кодексу «стрелку» нельзя отменить − надо бороться, накачивая те мышцы, что есть, а, выйдя «на волю», быть готовым биться до конца. Месть здесь справедливое дело и даже поощряется. Надо быть сильным и собранным всегда. В любой момент дэцэпэшнику Алексею (Александр Худяков), могут крикнуть в ухо, и горячий чай, который он хотел выпить, выльется на несчастного. Но такой же обделенный как все новенький обитатель интерната, оказывается, профессионально боксирует. Задыхаясь от обиды, не желая применять силу, но не имея другого выхода, он наносит яростно удар за ударом, и слышно, что он почти плачет...

 А вот девочка (Дарья Змерзлая) защищает бродячую рыжую собаку от нянечек: «Она хорошая, добрая, у нее три ноги». И толстая собака (Виктор Гахов в шерстяных носках и свитере), которой по сравнению со своей защитницей повезло скакать аж на трех лапах, лежит посреди сцены, а детские ручки высовываются из «окон» в крафте и чешут ей за ухом, кидают мячик. Все счастливы…

 Перемалывающая волю, антигуманная система советского интерната разворачивается на фоне бумажных стен, на которых по очереди все дети рисуют свои представления о мечте. Постепенно все пространство покрывается картинками. Но злая нянечка (Светлана Циклаури) кричит на лежащего на полу маленького мальчика, а позади него разноцветные горы, солнце, планеты… Да, здесь все построено на жесткой логике бесчеловечных фактов. «Твоя мать − черножопая сука, бросила тебя, − твердят герою, − вы должны быть благодарны, что государство вас кормит». А то и скажут: «Ну, протянет он тут месяц, не больше − куда мне его? Хоронить?» Здесь нельзя быть слабым, нельзя перестать быть героем. Нет выбора. Для того чтобы просто «быть», приходится резать не хрусткую бумагу, а стену неприятия, и надо продираться наверх, к свету.

…Толпа пионеров высыпает на сцену. Они с треском срывают со стен обертку крафта, ограничивавшего пространство сцены. Начинается футбольный матч: все знакомые нам персонажи здоровы, веселы и бегают на своих ногах. Ведь на свете нет большего счастья, чем носиться за мячом по полю. И в этот момент не существует никаких бед, словно говорит нам режиссер Денис Хуснияров…

 

Текст: Василиса Гребельная

Фото: Александр Коптяев

***
Информация предоставлена в рамках проекта «Медиа-волонтер», который стартовал по инициативе Комитета по печати и взаимодействию со средствами массовой информации в районах Санкт-Петербурга. Благодаря этому проекту представители Молодежной организации «МИР» активно участвуют в информационном освещении локальных городских событий. Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.