ПРИШЛИТЕ СВОЮ НОВОСТЬ!
Лента новостей
Выбрать категорию:
20 мая
19 мая
18 мая
17 мая
15 мая
14 мая
13 мая
12 мая
10 мая
09 мая
05 мая
02 мая
01 мая
30 апреля
28 апреля
26 апреля
14:00
ОБРАЗОВАНИЕ
25 апреля
24 апреля
23 апреля
21 апреля
19 апреля
17 апреля
16 апреля
15 апреля
14 апреля
12 апреля
10 апреля
09 апреля
08 апреля
07 апреля
03 апреля
02 апреля
01 апреля
31 марта
30 марта
15:00
КУЛЬТУРА
интервью
29 марта
28 марта
27 марта
23 марта
22 марта
21 марта
20 марта
18 марта
15 марта
12 марта
11 марта
10 марта
09 марта
08 марта
07 марта
06 марта
05 марта
04 марта
03 марта
02 марта
01 марта
29 февраля
28 февраля
27 февраля
26 февраля
25 февраля
23 февраля
22 февраля
21 февраля
20 февраля
19 февраля

Санкт-Петербург: Как помогает адаптивное скалолазание?

14 мая, 15:00

Адаптивное скалолазание в России – ещё молодая, но непрерывно развивающаяся отрасль спорта. Она создана для людей с ограниченными возможностями здоровья, которые ещё 20 лет назад не могли представить, что когда-то смогут заниматься спортом, участвовать в соревнованиях. А подарил им эту возможность Максим Кавинов, который создал эту методику для помощи взрослым и детям с ОВЗ. На счету Максима Александровича более 600 маленьких подопечных. Он также является соавтором первых созданных в РФ «Методических рекомендаций по организации занятий адаптивным скалолазанием», а в этом году вошел в проект «Топ сто вдохновляющих историй».

Для кого создано адаптивное скалолазание?

Адаптивное скалолазание создано для разных групп людей. Первая: для самих благополучателей,  то есть для людей с ОВЗ или, как мы говорим,  для людей с особыми потребностями.  В этом случае у нас в секциях занимаются дети и взрослые, от 4 до 38 лет, без деления на заболевания. По нашей практике так сложилось, что практически 80%  наших клиентов составляют дети и молодые люди с ментальными нарушениями. 

Также очень много отказников, с которым не занимаются в других центрах, занимаемся только мы. На наших занятиях дети занимаются вместе  с родителями, бабушками, дедушками, мы не делим семью. 

Вторая большая группа – это специалисты. Для них мы создаем новую программу обучения. У нас обучаются родители, преподаватели, молодые студенты, волонтеры, и даже трудные подростки. Также наш центр создан и для органов власти, которые принимают решение на местах и могут тиражировать нашу практику в любом регионе России и за рубежом. За много лет работы аналогов нашей практики за рубежом мы не нашли.

В чём же заключаются тренировки для реабилитации?

В нашем центре занятия проходят пять раз в неделю, в четырех группах. В каждой группе занимаются до пяти человек. Занятие длится полтора часа.  Это больше похоже на функциональную тренировку в три блока упражнений. Все задания ребенок выполняет сам.

1) Разминка, где полчаса тренер с детьми занимаются проработки всех групп мышц. Тренер разные упражнения с применением спортивного инвентаря.  У нас в центре замечательная коллекция инвентаря,  в том числе европейского уровня и качества, который позволяет работать с детьми абсолютно разных диагнозов. 

2) Упражнения в зоне турниковой группы, где ребята учатся подтягиваться и отжиматься. Далее, полчаса мы занимаемся на скалодроме. Потом ребята переходят на стенку, совершают так называемое «движение в бок», уровни стены позволяют создавать различные виды нагрузок. Здесь они лезут без страховки: у  нас есть специальные ленточки, которые крепятся на магнитах к устройствам как зацепки. И вот они по этим «камушкам» добираются до цели, снимают эти ленточки, дают родителям и отмечают в своих карточках выполнение задания.

3) Выполнив определенное количество заданий, ребенок получает поощрение.

В программе мы активно используем методики с доказанной эффективностью, которые переняли от наших экспертов.  С нами работают много организаций: фонд «Обнажённые сердца», «Наш солнечный мир», крупные  федеральной компании, в том числе, Университет им.  Лобачевского. Коллеги подсказывают нам методики, которые используют при обучении детей с ментальными нарушениями. 

4) Далее у нас упражнение «лезем вверх» с использованием страховочного оборудования, которое дети надевают на себя при подъёме вверх и спуске. 

Скалолазание – предмет вертикализации, что очень полезно. То есть, при наличии определенного опыта и соответствующих механизмов можно поднять вверх любого человека с любыми расстройствами или нарушениями если у него как минимум, есть две опоры. 

5) Третий блок упражнений связан с заминкой. Дети и тренерский состав проводят упражнения на расслабление мышц, то есть мы их разогрели, мы их нагрузили и для того, чтобы снять усталость и нагрузку, необходимо провести расслабляющие упражнения, или наоборот догрузить в отдельных случаях. 

Неокторые дети, которые приходили к нам в первый раз, не могли сесть на мячик или подойти к скалодрому. Сначала они боялись вообще что-либо выполнить, но через квартал уже могли выполнять высоко-координированное упражнение на баланс. Всё благодаря тому, что наши упражнения построены по принципу многократных повторений. Каждый раз алгоритм  построения  тренировки один и тот же: разминка, занятия на скалодроме, заминка с использованием приблизительно схожего инвентаря, схожих упражнений, схожих методик. Человек привыкает, понимает, что от него хотят, это входит в систему, и, самое главное, это приносит огромный результат. 

Чтобы вы понимали: для обычного человека мы говорим: «сядь»  и он садится, а для больного ребенка нужно еще объяснить для чего сесть и что ему за это будет. Этот процесс может достигать несколько дней, может быть, и месяц. Зато, когда ребенок выполнит его, то результат будет закреплен на всю жизнь. Мы очень терпеливы во всех этапах, за что нас ценят и любят.  Огромное спасибо нашим тренерам за терпение и выносливости и родителям детей, которые также терпеливо ждут и верят в своих детей. 

Мы предоставляем возможность нашим участникам заниматься два раза в неделю. Так практически никто не работает,  а  это эталонный формат занятий в рамках федеральных стандартов. И его результаты могут быть признаны экспертным сообществом. Порядка 170 семей в год занимаются у нас бесплатно.

Что сложнее: пройти тренировку или собраться с силами и понять, что тебе нужна помощь, и прийти на реабилитацию?

Я никогда не задавал подобные вопросы родителям, хотя ежегодно у нас проводится серьезные, мощнейшие логические исследования. В первую очередь они связаны с семейным климатом:  насколько отношения родителей и ребенка меняются и как.  Мне кажется, если есть возможность попасть на тренировку, то все, кто к нам приходит, делают это с удовольствием. Конечно, эти тренировки подходят не для всех. Это нужно признать, есть отдельные случаи. Но в более чем 90% случаев эти тренировки подходят тем, кто к нам приходит. 

Например, в проекте «Обнажённые сердца» говорят, что их подопечные уже через несколько занятий в нашей секции выработали жизненное расписание. Дети знают, что ровно в два часа дня в четверг у них занятие по скалолазанию,  в независимости от погоды, времени года и чего угодно. Это становится удовольствием, мотивацией.  Я не видел такого, чтобы родители тащили детей за руку к нам. Наоборот, дети тащат родителей к нам с удовольствием, с радостью. Идут заниматься, потому что они чувствуют доброе, приветливое отношение. 

Почему вы начали заниматся адаптивным скалолазанием?

Я могу считать себя первопроходцем. Выбрал такое направление, чтобы вовлечь людей с ограниченными возможностями  здоровья в новый вид физической активности, который был специально создан, апробирован для них. Это исключительно российская программа реабилитации людей с ОВЗ. В нашем случае для людей с заболеваниями, с различным уровнем физического развития. Также для подготовки специалистов в этой области, осуществление  научно-практической работы. Мы создали новое направление соревнований, которые сейчас проводим по правилам Всероссийской  Федерации  спорта лиц с интеллектуальными нарушениями.

Как профессия стала смыслом жизни?

Чем больше работаешь, чем больше сталкиваешься с людьми и детьми, которые участвует в наших мероприятиях, в занятиях. Все это, конечно, очень сильно затягивает. Ты погружаешься, пропускаешь через все сердце, и, конечно, ты понимаешь, что это будет очень долгосрочная работа. Самое главное, чтобы она была такой, за которую не было бы стыдно никому: ни тем, кто  участвует, ни тем, кто работает со мной команде. В этой области физической культуры не так много профессиональных проектов или программ. Зачастую  они привычные: плавание, бег, футбол –  все то, что мы видим, то, что мы знаем. Я же решил создать абсолютно новую программу, которая поможет каждому. Я хочу, чтобы дети, которые приезжают к нам из всех уголков страны, получали лучшее.

Бывали ли в вашей практике случаи, когда у клиентов совсем не было надежды? Можно ли сказать, что вера в свои силы – это половина успеха?

Иногда было видно по глазам, по настроению, что они прошли везде, но что-то не клеилось. Вот хороший пример: мама привела ребенка и в начале пути что-то не получалось. И мама с родительским посылом говорила: «Ну как так не получается, почему, давай, посмотри рядом с тобой девочка, у нее все получается. Товарищ тренер, что-то надо делать, что-то надо менять. Ну как так мой ребенок не лезет». Рецепт в этой ситуации оказался простым: мы попросили маму попробовать это сделать самой, одели на нее систему и попросили залезть наверх. Пройдя два метра человек понял, какие усилия, и насколько сложные действия принимает ее ребенок в преодолении вертикального или горизонтального пространства. Насколько необходимо скоординироваться, применить силу и сноровку,  и понять, что необходимо сделать. У неё отпали дальнейшие советы в этом плане. Когда ее ребенок поднимался все выше и выше, то у нее не было ничего кроме гордости за него. 

Поэтому мы всегда говорим родителям: «Дайте своим детям шанс, дайте время на то, чтобы они показали все свои возможности. И поверьте, результат однозначно будет».

Помогать людям не сложно, даже приятно. Бывает ли морально тяжело выполнять свою работу?

Самое тяжёлое – понимать, сколько людей хотят попасть к нам на занятия и не могут. Это очень тяжело осознавать.

Какие случаи из практики вы никогда не забудите?

С 2016 года через наш центр  прошло много детей и родителей, уровень занятий менялся. Конечно, редко бывало, что человек не ходил, а после наших занятий побежал. В большинстве своем это сказки, но мне радостно, что такое иногда происходит. Мы стараемся помочь всем. Нет такой волшебной  таблетки, которая бы могла заменить физическую активность. Занятия по физкультуре, которые мы проводим, действительно оздоравливают людей, они приводят многие процессы в норму. Да, человек с аутизмом никогда не станет обычным человеком. Аутизм  сохранится в течение всей жизни, но какие-то моменты будут «сглажены». Мы принимаем детей с тяжелыми заболеваниями,  которым многие отказывают. Помню, был один мальчик,  у него была тяжелая форма энцефалопатии, поражение головного мозга. Мама, может быть, уже с отчаянием пришла к нам. Ребенок был похож на маленького зверька: сидел в углу, грыз  руки в кровь, никого не слушал и не видел. Было  невозможно его заинтересовать. Это, наверное, самый показательный случай, когда терпение и труд все перетрут. Это даже ни день, ни месяц, это несколько лет упорного труда: у ребенка прекратились агрессивные выпады, нанесение травм, ребенок стал откликаться на просьбы и проявлять эмоции. Наши занятия, общение с родителями и детьми возвращают на Землю. Дети видят радости других детей, и родители видят радости других родителей, обращают внимание на своих детей, на их маленькие победы, на их маленькое счастье. Я вижу, как меняется родительское сообщество, насколько они радуются не только за своего ребенка, но и за других детей.

Почему стоит бороться, когда врачи разводят руками?

Потому что человек до последнего цепляется за надежду, старается выкарабкаться. Это внутренние силы, потому что все мы разные и стержень, как говорится, у нас разный. Кто-то может с этим бороться и идти до конца, а кто-то сдается. Надо всегда сражаться, я так считаю. Надо верить в чудо, и с этим чудом  жить. Неважно, сколько тебе осталось: неделя, две или несколько десятилетий.

Какой совет вы дадите человеку, который думает, что ОВЗ – это приговор?

Какой фундамент у  человека был заложен в детстве, с таким сердцем он живет: завистью или добротой, ленью или активностью. Я могу совет дать только близким: оставаться людьми и до конца любить ваших близких помогать им, особенно когда возникает такая беда.


Текст: Анастасия Булычева
Фото: архив Максима Кавинова