ПРИШЛИТЕ СВОЮ НОВОСТЬ!
Лента новостей
Выбрать категорию:
19 апреля
17 апреля
16 апреля
15 апреля
14 апреля
12 апреля
10 апреля
09 апреля
08 апреля
07 апреля
03 апреля
02 апреля
01 апреля
31 марта
30 марта
15:00
КУЛЬТУРА
интервью
29 марта
28 марта
27 марта
23 марта
22 марта
21 марта
20 марта
18 марта
15 марта
12 марта
11 марта
10 марта
09 марта
08 марта
07 марта
06 марта
05 марта
04 марта
03 марта
02 марта
01 марта
29 февраля
28 февраля
27 февраля
26 февраля
25 февраля
23 февраля
22 февраля
21 февраля
20 февраля
19 февраля
18 февраля
16 февраля
15 февраля
14 февраля
13 февраля
11 февраля
09 февраля
07 февраля
06 февраля
02 февраля
30 января
27 января
25 января
24 января
20 января
18 января
17 января
10 января

Санкт-Петербург: Первые шаги

30 марта, 15:00

Мы поговорили с начинающим свободным постановщиком и режиссером Софией Гельцер, чтобы выяснить, как рождаются творцы. Сегодня обсудим академизм в творчестве, противостояние традиций и новых взглядов.

С чего начался ваш путь, и каков он был?
Какой-то отправной точки нет. Вообще все, через что мы проходим и есть наш путь. Я припоминаю более-менее сформированную потребность в школьные годы. Я неосознанно придумывала сценки, стремилась в театральный кружок, писала свои мысли, формируя протосценарии. Пока еще особо не задумывалась, что я делаю и как это оформить. Мне просто нравилось выражать свои мысли, высматривать людей, подходящих для моей задумки. Я подрабатывала в маленьком театре Аквариум, недалеко от школы. Впитывала то, как работают профессионалы. Я ставила пьесы на школьной сцене и меня притягивал процесс, а когда собирались зрители – они же нетребовательные родители, в глазах которых всегда читался восторг и гордость за своих детей, меня переполняли эмоции. Все смотрели на своих детей, а моя мать единственная чувствовала мою мысль, наблюдала за тем, как я слежу за происходящим на сцене, шепчу слова актеров. В этом было что-то сакральное. Она была моим первым настоящим зрителем.

Где-то после 9 класса меня немного заштормило. Возможно, так проявлялась паника. Я думала пойти на ветеринара, но душа моя противилась. Я хотела быть режиссером не очень в целом даже понимая, что это за профессия. Просто проснулась однажды утром и решила, что это то, что мне надо.

Я пошла в театральную студию КЭВС, что, собственно, и дало толчок в понимании, того, чего я действительно хочу. Студия находится у нас в Питере. Также окончила высшие курсы режиссуры. После них я несколько раз пыталась поступать в театральное, но безуспешно и потом в целом вообще передумала поступать. Многие говорят мне, что это неправильно. Но мне лично очень сложно дается академизм в творчестве. Я вижу в этом рамки и режущую силу, которая травмирует личную мысль.

В каких проектах вы уже участвовали?
Я долгое время выступала в качестве актрисы на сцене КЭВСа. Это дало мне понимание того, что такое вообще классическая постановка. Также, именно там я начала пробоваться в качестве постановщика, при этом в то же время отыгрывая свою роль. Это были спектакли «Вечера близ Диканьки», «Вишневый сад». Мне удалось поработать над постановкой «8 любящих женщин». И этот опыт научил меня не бояться зрителя. Эта проблема часто сковывает по рукам и ногам молодых постановщиков. Затем мне стало любопытно изучить природу короткого метра. Я долго пыталась понять специфику работы с кадром, в котором не было людей и фокус внимания сконцентрирован на окружающей нас среде. Так я начала роботу над короткометражкой, которая посвящена городу. Такой своего рода моноспектакль, где главная роль отведена именно ему. Просто ходила по улицам пыталась найти истории среди домов, случайные ситуации, и это постепенно выливается в историю одной жизни, общей для людей и города.

Кадр из короткометражного фильма  «По городу»

Чем вдохновляетесь, и как пространство города может наполнить энергией?
Город – это то, что забирает энергию и ею наполняет. Питер очень эмоционально заряженное место. От центра и до окраин, от соборов центра и до грустных панелек везде, во всем потенциальное вдохновение. Даже в цветовой гамме города очень много магии. Также часто спектакли дают то, что ищешь, какую-то недостающую деталь, без которой в голове нет целого. Особенно постановки Юрия Бутусова здорово восполняют пробелы. Для меня лично они что-то особенное. Хочется тут же бежать, творить, что-то делать.

Чем отличается актер от режиссера и постановщика и чье ремесло вам ближе?
Мне ближе режиссура. Каждый должен занимать позицию, с которой он может справиться. Я точно не актер, я не справляюсь с этим. Мое место в тени, а моей мысли – на сцене, в лице актеров, которые вкладывают свое видение и умеют через свои тела передать ее дальше. Они посредники, отражающие элементы. А это очень сложная задача. Наверное, актером надо родиться, это удивительная способность, быть зеркалами задумки, идеи.

Если говорить о тенденции камерности против традиционной большой сцены, устарело ли второе?
Я в целом стараюсь уйти от традиционных форм подачи. Хоть для меня это и неоспоримая классика. Это всегда вызывало и будет вызывать восторг. Это правильная гармоничная красота, которая будет жить несмотря ни на что. Вопрос тут не в противостоянии форм. Просто с развитием театра и у зрителей, в том числе, появляется потребность быть в самом спектакле, проживать вместе с актерами жизнь. Стирается грань между залом и сценой. Всегда все были в одном пространстве, но сцена была чем-то недосягаемым, неприкосновенным. Я же пробую поместить всех в одну плоскость. Я изучала, кто сейчас делает, что-то подобное, что-то доступное. Мне надо было увидеть, как они это организовывают, как реагирует аудитория. Неожиданно для себя от театров поиск привел меня в подборке лучших ресторанов Москвы. И так мне попался ресторан «Кусочки», где посетители не просто наслаждаются вкусной едой, но и становятся участниками различных сценок, которые создаются персоналом. Ресторан условно поделен на зоны, к примеру, есть тюрьма, или психиатрическая больница, дом у бабушки и т.п. Вас окружают либо закрутки с огурцами и сохнущее белье на веревках, либо клетка обезьянника, либо стерильные стены. Официанты – это актеры, которые находятся в образах, соответствующих локации. Это магическая атмосфера. Ты находишься внутри спектакля, вокруг разворачиваются настоящие сюжеты, актеры активно вовлекают тебя в действие. Волшебно импровизируют, надо сказать. Вопрос в другом – людям очень интересно такое видеть. А участвовать, это конечно другое. Русский человек не совсем подготовлен к таким перформансам. Чтобы взаимодействовать с актерами на равных, надо привести в театр горизонтальную коммуникацию. Поэтому мы потихоньку это развиваем, пытаемся приближать обычного обывателя к постановке. Мне кажется, что это перспективное и достаточно интересное направление, поэтому я использую не классические театральные сцены. Я обращаюсь к артхаусным пространствам, ресторанам, барам, лофтам, заброшенным гаражам. Такие необычно-обычные места, где, казалось бы, несвойственно ставить спектакли, становятся пристанищами идей. За этим новое видение и новое поле для творчества.

Над какими проектами вы трудитесь сейчас, и что бы вы хотите донести через них?
Хочется поработать над вовлечением аудитории. Исследовать подобную форму. Для этого я опущу сцену на один уровень с зрительным залом, чтобы актеры могли заглянуть в глаза, тем кому они несут мысль. Но в отличии от тех же «Кусочки», мои актеры не будут активно вовлекать зрителей в действие, так как мы можем таким образом напугать и оттолкнуть аудиторию. Место уже выбрано, это будет камерный аутентичный ресторан грузинской кухни, в котором моему проекту наконец дали добро. Сложно было найти локацию, которая позволит мне провести перформанс подобного рода. Но сейчас я активно работаю над сценарием и думаю, что должно получиться что-то действительно интересное и необычное. 

 

Текст: Варвара Долгошеева

Фото: архив Софии Гельцер