ПРИШЛИТЕ СВОЮ НОВОСТЬ!
Лента новостей
Выбрать категорию:
15 июля
14 июля
05 июля
03 июля
28 июня
26 июня
25 июня
21 июня
17 июня
16 июня
14 июня
13 июня
12 июня
10 июня
07 июня
05 июня
01 июня
31 мая
30 мая
28 мая
25 мая
24 мая
23 мая
20 мая
19 мая
18 мая
17 мая
15 мая
14 мая
13 мая
12 мая
10 мая
09 мая
05 мая
02 мая
01 мая
30 апреля
28 апреля
26 апреля
14:00
ОБРАЗОВАНИЕ
25 апреля
24 апреля
23 апреля
21 апреля
19 апреля
17 апреля
16 апреля
15 апреля
14 апреля
12 апреля
10 апреля
09 апреля
08 апреля
07 апреля
03 апреля
02 апреля
01 апреля
31 марта
30 марта
15:00
КУЛЬТУРА
интервью
29 марта
28 марта
27 марта
23 марта
22 марта
21 марта
20 марта

Санкт-Петербург: Алексей Елистратов: «Творчество – это то, что меня питает»

20 марта, 14:00


Источник: фотограф Karinaofficial

Алексей Елистратов реализовал свой талант в двух сферах – музыке и кинематографе.

В 14 лет молодой человек перебрался из родного Орска в Москву, «срезался» на вступительных экзаменах в училище имени Гнесиных и только на следующий год поступил в училище циркового и эстрадного искусства. Окончил обучение по специальности артист разговорного жанра. Занимался пародиями на известных артистов эстрады. За свой номер Алексей был удостоен звания лауреата международного конкурса «Море смеха» имени Аркадия Райкина.

В середине 1990-х Алексея пригласили на главную роль Саши Пыльникова в драму «Мелкий бес» режиссера Николая Досталя по произведению Федора Сологуба. Вместе с этим уроженец Орска подал документы в РАТИ-ГИТИС и попал на курс Олега Марусева. Диплом получил в 2000 году. К выпускному успел сняться в фильме «Дети понедельника», ситкоме «Кафе «Клубничка». Здесь на съемочной площадке работал с Натальей Крачковской, Георгием Вициным и Марией Ароновой.

Алексей много занимался дубляжом иностранных картин на русский язык. Популярность пришла к артисту после выхода фильма «Гарри Поттер и философский камень», в котором Алексей подарил голос мальчику, который выжил. Также актер работал над ролями Фродо Бэггинса в двух частях трилогии «Властелина колец». Голосом Елистратова разговаривали герои фильмов «Реальная любовь», «Александр», «Двенадцать друзей Оушена», «Малышка на миллион», «Сумерки» и других.

С конца 1990-х артист выступает в составе поп-группы «Revoльvers». Она стала широко известной после выхода песни «Ты у меня одна» в 2000 году. За хит «Revoльvers» получили «Золотой граммофон». Сейчас Алексей Елистратов также записывает песни, гастролирует, выступает на ежегодной «СуперДискотеке 90-х». Занимается и другими творческими проектами. Так, недавно на ВДНХ прошел поэтический вечер артиста при свечах «Все стихи о любви». Алексей Елистратов под аккомпанемент фортепиано прочитал стихотворения Сергея Есенина, Анны Ахматовой, Марины Цветаевой, Игоря Северянина, Александра Блока и других знаменитых поэтов Серебряного века. Мы узнали у артиста известной поп-группы, что для него значит поэзия, и поговорили о творчестве.

 

Алексей, поздравляю вас с премьерой песни «Шоссе». Расскажите, как вы готовили композицию, и чем она отличается от ваших предыдущих работ?

Я очень плотно и с радостью, и с удовольствием сотрудничаю с командой Santa Song. Эти изумительные ребята написали для меня такое количество хороших и замечательных песен, что мне теперь только и остается радовать новым материалом, новыми песнями зрителей, которым это интересно и нравится. Очередная премьера состоялась 15 марта. Танцевальная композиция с изумительным текстом. Когда я услышал впервые эту песню, я понял сразу, что она – моя, и мне захотелось ее, конечно, спеть. Песня, конечно, о любви. Надеюсь, она понравится зрителям. Вся фишка песни – в припеве. Чем отличается песня от других? Во-первых, мне было, честно скажу, непросто. Я долго репетировал. Для меня это абсолютно новый материал, необычный, я к нему долго пристраивался. Волновался очень перед записью. И запись шла дольше обычного. Это из секретов. А так, конечно, каждому музыканту хочется, чтобы новая песня отличалась от предыдущих. Но решать это не мне, решать тем, кто услышит эту песню и послушает предыдущие пять премьер, сравнит и скажет, отличаются композиции чем-то или нет.

В феврале у вас состоялась премьера клипа на песню «Санкт-Петербург». Что вас связывает с этим городом, и почему вы так трепетно к нему относитесь?

Здесь и сейчас я начну бесконечно признаваться в любви к Петербургу, поскольку начало творческого пути, первые клипы на песни «Ты у меня одна», «Не уходи», «До свидания» были рождены именно в городе на Неве. И одно время, не без основания, огромное количество поклонников ассоциировали группу и меня с Петербургом. Мне это было приятно, поскольку для меня этот город – книга, которую от корки до корки не прочитает никто. Это невозможно. Нужно родиться в Петербурге. Нужно прожить в Петербурге. Нужно уйти в Петербурге. Нужно любить Петербург. И даже при таком стечении обстоятельств, хороших и счастливых, узнать и понять Петербург полностью невозможно.

Такое количество судеб величайших людей переплетено с этим городом! Ахматова, Есенин, Гумилев, Достоевский, Пушкин, Огюст Монферран, Петр I, Екатерина II, семья Романовых, Александр III – если углубляться в культуру, историю, не хватит ни одной жизни. Можно только легко, как птичка пролететь по этим страницам, чтобы хотя бы ознакомиться с тем, что связано с этим городом на Неве. Надеюсь, я дал понять, за какие заслуги люблю этот город. Не любить невозможно!

И я смею надеяться, что эта большая любовь взаимна. Последний раз мы были в Санкт-Петербурге в конце января, снимали клип. Нам была важна определенная, снежная, погода, определенная ситуация, и Петербург их подарил на целых три дня. Как только мы сняли клип, выполняли задачи, связанные со съемкой, Петербург начал таять.

Люблю! С этим городом у меня связано многое в жизни. И каждый раз, когда я узнаю, что у меня гастроли в Петербурге, несказанно радуюсь. Это действительно счастье.

В прошлом году вы также выпустили несколько композиций. Одну из них – «На папиной машине» – с молодой группой «Местные вандалы». Как формировался творческий альянс, каким оказалось сотрудничество, и что думаете о музыке в стиле девяностых, на который и был сделан акцент?

Ребята предложили сделать коллаборацию, и я сказал: «Я не против, но, чтобы это сделать, нужна песня. Если вы ее напишете, и она меня зацепит, затронет, мы ее с вами сделаем. Пишите, и мы посмотрим». Ребята написали текст припева и музыку к композиции и убедили меня в том, что это будет неплохо. Я сам написал текст в куплетах, поскольку для меня важно, что будет мной озвучено. И дальше, после записи, ребята уже сами выпускали песню.

Я совершенно не касался этого вопроса. Я никогда не спою композицию со сцены, я давно, 23 года назад, перерос материал, он не вписывается ни в сегодняшний, ни в завтрашний, ни в послезавтрашний мой репертуар. Мне просто захотелось помочь музыкантам. Данил очень талантливый парень. Те проекты, которые он делает самостоятельно, без группы – привлекательные.

Приятно, что мода на девяностые имеет такую тенденцию, и молодые музыканты к ней тянутся.

Источник: фотограф Елена Плешакова

 

Аудитория вас хорошо знает, как солиста поп-группы Revoльvers. Однако только на музыке вы не останавливаетесь. В феврале, в оранжерее ВДНХ, у вас был поэтический вечер, где вы под аккомпанемент фортепиано читали стихотворения поэтов Серебряного века. Чем вам оказался близок этот формат мероприятия?

Поэзия – это то, что меня питает. Делает сильнее, мощнее, дает силы и энергию для того, чтобы двигаться вперед. Для меня этот проект на сегодняшний момент необходим.

Одно и то же стихотворение вряд ли получится прочитать несколько раз точь-в-точь также. Но без чего, как вы думаете, не будет гармонии в исполнении?

Да, вы абсолютно правы. Я об этом думал, когда полтора месяца готовился к поэтическому вечеру на домашних репетициях. Понял, что одно и то же произведение прочитать по шаблону, скажем так, опираясь на ключевые моменты, на ключевые эмоции, которые ты определяешь для себя в процессе репетиции невозможно. Наверное, и гениальны произведения, потому что в течение жизни, десятилетия, года, дня вызывают абсолютно разные противоречивые эмоции у человека, который их читает, знакомится с ними. Почему говорят, что для встречи с кем-то или с чем-то – в данном случае с произведениями наших классиков – нужен подходящий момент? Ты испытываешь какие-либо эмоции или не испытываешь, или уже испытал. Это дело момента и чувств, эмоций, и куда они могут нас повести. Да, прочитать произведения дважды одинаково невозможно.

Какое отношение у вас к прозе, есть ли желание создать программу по произведениям классиков, что бы вы в нее включили?

Я бы с удовольствием это сделал, но для этого нужен запрос аудитории. Я не могу без него позволить себе сегодня прочитать того же Чехова или Зощенко. Нужно время на репетиции, его нужно забрать у другой деятельности, вложить в этот проект. Но я бы с удовольствием прочитал бы рассказы Антона Павловича Чехова. В моем исполнении, как мне кажется, они представляли бы интерес.

Недавно столкнулась с мнением, что язык Сологуба, Пришвина, Чехова устарел. Теперь не Пушкин, а сленг и жаргоны – наше все. Как думаете, так ли это на самом деле, и почему?

К большому сожалению, в этом есть правда, потому как людей, которые говорили на языке Пушкина, Достоевского, Сологуба уже нет. Нет этого уровня культуры воспитания. Нет глубины духовности. К сожалению, нет. Если мы с тобой начнем говорить на языке Сологуба, думаю, у нас будет немного собеседников, а иные будут крутить у виска пальцем, абсолютно искренне не понимая, о чем идет речь. Есть такие слова, смысл которых без словаря сегодня не понять. Именно поэтому, когда мы возвращаемся к произведениям Пушкина, Достоевского, Чехова, Сологуба, мы говорим о величии, о могуществе русского языка. Его силу, мощь, значение и масштаб зачастую не осознаем, хотя, конечно, понимаем, насколько это другой язык и люди, которые владели этим языком, другие. Говорить на великом русском языке в быту, в обычной жизни не будут – разве что актеры, лингвисты, переводчики, литераторы, поэты… Ушло. Прошло. Всему свое время. Все становится, с одной стороны, банальным и простым, скатывается к таким словам как «блин», «чувак», «окей», к простому, не обязывающему и емкому, но неглубокому и некрасивому. Но, с другой стороны, время идет вперед, появляются моменты, связанные с техническим прогрессом, о которых те, кто говорил на языке Пушкина, и подумать не мог. Наверное, всему свое время.

Источник: фотограф Ксения Полушкина

 

Вы хотели связать свою жизнь со сценой с детства, и поэтому в неполные 15 лет вы уехали из Орска покорять Москву. Страшно ли вам было осуществлять переезд, как готовились к нему, и все ли удалось с первой попытки?

Страшно мне не было по одной простой причине: у меня не было большого количества опыта и понимания того, как должно быть, что со мной происходит, и какие последствия могут возникнуть в связи с тем, что я предпринимал в тот момент. Лет 20 назад я бы, имея опыт, никогда в жизни не пустился бы в это опасное путешествие. Это очень страшно и опасно. Я не уверен, что по-другому бы прожил эту жизнь, но огромное количество страха тормозило бы интенсивное движение. Но хорошо, что меня никто не держал за руку, не говорил «Ой, аккуратнее», «Ой, сюда не ходи» – это тоже дает чувство опасности, которое мешает в пути.

С одной стороны, мне очень не хватало страховки, из-за многих профессиональных ошибок, которые я совершил, мой путь был длиннее, сложнее… Мне жаль, что у меня не было родственников, которые имели бы отношение к творческой сфере. Они бы не дали возможности совершить ключевых, роковых ошибок, которые впоследствии очень многого меня лишили. Тот же «Гарри Поттер». Если бы я только знал, что, давая интервью, нельзя говорить о сроках, суммах… Есть коммерческие тайны, которые со мной на бумаге или даже словах никто не обсуждал, не предупреждал меня. Если бы я об этом знал, ну, уж, конечно, не причинил никому неудобства. Сделал я это не потому что кого-то хотел обидеть или подставить. Ну, конечно же, нет! Я просто не знал, что можно, а что нет – вот и все. Обидно. Но произошло так, как произошло. Уже не перемотаешь. Это не кассетный магнитофон девяностых. Живем дальше.

Вы отучились в ГУЦЭИ на артиста разговорного жанра, делали пародии на известных артистов, и захотели обрести свои голос и тембр. Как среди десятков разных голосов найти свой собственный?

Обрести свой голос, найти свою песню мне хотелось всегда. Просто я ждал момента, ждал, когда мимо меня пробежит табун лошадей, и я увижу свою счастливую лошадку, смогу вскочить на нее и поскакать. Мне не нравилось заниматься музыкальной пародией, но поскольку я поступил в ГУЦЭИ на артиста разговорно-музыкального жанра, у меня не оставалось вариантов. Да, я стал лауреатом международного конкурса Аркадия Райкина в Риге «Море смеха», но дублировать голоса известных талантливых артистов я даже немного стыдился. Мне было некомфортно. И, конечно, я хотел найти свою песню. Это очень сложно.

Важно сделать так, чтобы о вас заговорили, запели вместе с вами на сцене, на стадионе десятки тысяч человек. Песня должна ассоциироваться исключительно с вами: органикой, природой, внешними данными, тембральным окрасом. Как «Эхо любви» с Анной Герман, как «Яблоки на снегу» с Михаилом Муромовым, как «Ягода малина» с Валентиной Легкоступовой. В песнях есть что-то такое, во что ты веришь безоговорочно.  Песня, музыка как одежда может подойти только мне или другому исполнителю, она садится на тебя как дорого пошитый фрак, и только на твоей фигуре будет смотреться так, что вызовет определенные чувства и эмоции. Надень этот фрак другой человек – неплохо. Но не так роскошно. Не так блистательно. И не так впечатляет людей.

Я искал свою песню не один год, не два. Когда я только пришел в коллектив, мы записали «Мы станем ближе» и «Желание одно». Они состоялись моментально. Песню «Мы станем ближе» по сей день исполняю на концертах. После моего выступления на 25-летии уже несуществующего клуба Manhatten Express – тогда, еще начинающий артист, я вышел на сцену с такими звездами как Изабелла Юрьева, Борис Сергеевич Брунов, Иосиф Давыдович Кобзон – ко мне за кулисы пришел Сергей Жуков и сказал: «Поздравляю! Я пришел послушать и посмотреть на нового солиста группы Revolvers 40, и я обещаю, что напишу для тебя песню. Она будет хитом». Ровно через три месяца у меня уже был хит «Ты у меня одна», которая и занесла нас на первые строчки хит-парадов.

Источник: фотограф Ольга Кузнецова

 

Одна из главных киноролей, которую вы исполнили, - «Мелкий бес» режиссера Николая Досталя. Как готовились к роли?

Кинопробы оказались очень долгими, эмоционально сложными. Мне было очень тяжело на первой кинопробе для первой роли. Ответственность колоссальная: киностудия «Мосфильм», Николай Николаевич Досталь, Федор Сологуб, большое количество маститых, талантливых артистов в актерском ансамбле. Лена Майорова, величайшая актриса, которая не сыграла и одной сотой того, что могла бы сыграть, Ирина Розанова, Сергей Тарамаев, сестры Кутеповы, Агриппина Стеклова, Татьяна Кравченко – сниматься с такими актерами большое счастье.

Утверждал меня Николай Николаевич Досталь долго, мучительно и нервно. Кинопробы длились больше трех месяцев. С кем я только не пробовался. Досталь должен был увидеть нашу пару с Полиной Кутеповой, и она долго не формировалась, не собиралась. На съемках Досталь был многим недоволен, и я понимаю на сегодняшний момент, что именно его раздражало. Мне не хватало профессионализма. Поскольку я был совсем молодой актер, я не мог сыграть каких-то вещей, которых от меня долго и мучительно добивались. Некоторым артистам, в том числе мне, ощущение тепла и любви дает возможность делать все в пять раз лучше, прекраснее, блистательнее, чем это возможно. От Досталя мне доставалось по полное не горюй. Скажи он пару добрых слов, я бы свернул горы.

Однако я помню, как сказала актриса Лена Майорова на ступеньках Дома кино в день премьеры фильма: «Эта роль станет твоей визитной карточкой». Я тогда не понимал, о чем она говорит. Также как не понимал, о чем написал Сологуб и что пытается вложить в мои уста Досталь. Прошли десятилетия, и я все понимаю, осознаю и говорю спасибо и Досталю, и всем, кто был со мной рядом. Это большое счастье! Это хорошее начало. И это стало моей сегодняшней визитной карточкой.

Вы снимались и в других фильмах и сериалах. Поделитесь историями съемочного процесса.

Нужно понять одно: съемочный процесс – абсолютно непредсказуемая жизнь, где ты через минуту, через секунду совершенно не знаешь, что с тобой может произойти. Ты можешь идти на грим, а тебя в этот момент могут снять с роли. Ты никогда не знаешь, после какого кино ты станешь великим актером, а какая картина ляжет на 20-30 лет на полку. Поэтому нужно просто жить, любить в моменте, в кадре, делать свою работу, быть счастливым в этот день, и это счастье обязательно должна поймать камера. И через какое-то время жизнь покажет, на своем месте ты оказался или нет, твоя это роль или нет.

Кино – это птица счастья, она вроде бы рядышком, ты тянешь к ней руку, но не можешь дотянуться. Или она сама подошла, провела крылом над тобой и тебе ничего не нужно делать. Ты просто оказался в нужный час, в нужную минуту в нужном месте, с нужными людьми, в ресурсе, здоров, улыбчив. Бывает, птица счастья под названием «Кино удачи» у тебя за спиной. И все ее видят, и говорят тебе: «Смотри! Да повернись же ты… Ну, повернись!». А ты не видишь ее. Не можешь обернуться. И со своей стороны ты будешь абсолютно прав, сфокусировавшись на совершенно другом, абсолютно сосредоточенно, усердно высматривая что-то иное.

Съемки в кино – это жизнь. Они могут начаться с удачной кинопробы, но затем тебя могут снять с роли или ты не найдешь общий язык с режиссером, или будешь сниматься абы как, а потом, когда начнешь понимать, что картина получается прекрасной, станешь упрашивать режиссера переснять определенные сцены. Поймешь, что в моменте их не сыграл, не доиграл, но это нужно обязательно переснять. Обязательно. Чтобы было на века!

Источник: Maria Luciano, Midory_pho

 

Знаю, вы долгие годы увлекаетесь коллекционированием: фарфором, чугунным литьем, плюшевыми опилочными игрушками 60-70-х годов...

… и дореволюционных у меня огромное количество игрушек. Двадцатых, тридцатых годов – вплоть до шестидесятых. После игрушки стали неинтересные – ушли художники, мастера, создававшие живые образы, характеры. Конечно, и материалы стали другие. Мы опять возвращаемся к несуществующему сегодня языку Пушкина. Тоже и с фарфором. То, что сегодня делается на наших заводах – мимо кассы, мимо сердца, мимо таланта. Не все, но многое.

Хотелось ли бы вам ближе познакомить аудиторию с вашей коллекцией – создать выставку или открыть музей?

Сегодня я не готов этим заниматься. Чтобы подготовить коллекцию, договориться, познакомить зрителей с коллекцией, нужно время. Сегодня у меня его катастрофически нет. Я сегодня сокращаю огромное количество человеческого, дружеского общения. Может быть, потом, когда я спою все песни, которые запланировал, подумаю об этом. Надо понимать, что песни требуют времени, сил и финансовых вложений. Все, что я сегодня зарабатываю и даже больше, вкладываю в новые песни. Для меня это важно. Лет через двадцать музыку будут слушать, возможно, она поможет кому-то пережить сложные минуты отчаяния, разочарования, депрессии, кто-то будет влюбляться, расставаться под мои песни. Кому-то песни поднимут самооценку, кого-то вдохновят, окрылят. Я это знаю. Я это очень четко понимаю. Я не надеюсь сегодня на сиюминутный успех.

Несколько лет назад вы переехали из квартиры в центре Москвы в дом за городом. Что он значит для вас, каким должен быть дом, чтобы в нем было уютно?

Да, пять лет назад я уехал из Москвы за город. То место, где я сейчас живу, – место моей силы. Здесь, на природе, я могу отдышаться, набраться сил. Переехать – осознанный шаг, о нем я не жалею ни секунды. У меня уже тогда в квартире жили животные, и справляться с их утренними и вечерними прогулками у меня уже не было сил. Я всегда говорю, что животные перевезли меня в более комфортные условия и сделали мою жизнь прекраснее. В доме должна жить любовь. Мне здесь хорошо. Я счастлив.

Вы неравнодушны к судьбам бездомных животных. Так, в вашем доме за последние годы поселились семь собак. Расскажите, пожалуйста, о них.

Все животные – с улицы.  У всех тяжелая судьба, у них не было шанса выжить в тех условиях, в которых они на тот момент оказались. С моими животными непросто, да и собаку я не планировал – с моим образом жизни, гастролями, передвижениями это было невозможно. Но жизнь распорядилась иначе. Все собаки оказались в моем доме. Мы в ответе за тех, кого приручили.

Источник: фотограф Ксения Полушкина

 

Что сейчас вам нужно для счастья?

Счастье – это когда ты хочешь возвращаться в свой дом, когда тебя ждут. Счастье – когда ты здоров, когда живы и здоровы твои близкие, любимые, родные. Счастье – когда можешь сказать и высказаться о том, что тебя волнует, о том, что для тебя на сегодняшний момент актуально, и тебя понимают и слышат. Сегодня у меня есть всё для того, чтобы быть счастливым. Меня ждут в моём доме, я пою и меня слышат. У меня есть понимание, что сегодня я пою те песни, которые мне хотелось исполнить 25, 10 лет назад, но их просто не было. Не было автора, который бы их написал. Есть ощущение, что я всю жизнь шёл к этим песням, сегодня я дорос до них, и я счастлив от того, что делаю. Я бы хотел, чтобы счастливые и не очень счастливые, влюблённые и пока ещё не влюблённые люди, услышав мои сегодняшние песни, стали немного счастливее. Я хочу, чтобы люди улыбались. Чтобы в душах людей был мир, покой и любовь.

 

 

Текст: Дарья Капкова