ПРИШЛИТЕ СВОЮ НОВОСТЬ!
Лента новостей
Выбрать категорию:
14 июня
13 июня
12 июня
10 июня
07 июня
05 июня
01 июня
31 мая
30 мая
28 мая
25 мая
24 мая
23 мая
20 мая
19 мая
18 мая
17 мая
15 мая
14 мая
13 мая
12 мая
10 мая
09 мая
05 мая
02 мая
01 мая
30 апреля
28 апреля
26 апреля
14:00
ОБРАЗОВАНИЕ
25 апреля
24 апреля
23 апреля
21 апреля
19 апреля
17 апреля
16 апреля
15 апреля
14 апреля
12 апреля
10 апреля
09 апреля
08 апреля
07 апреля
03 апреля
02 апреля
01 апреля
31 марта
30 марта
15:00
КУЛЬТУРА
интервью
29 марта
28 марта
27 марта
23 марта
22 марта
21 марта
20 марта
18 марта
15 марта
12 марта
11 марта
10 марта
09 марта
08 марта
07 марта
06 марта

Санкт-Петербург: «Экология – это всегда про действия»

27 января, 18:00

 

27 января – Молодёжные новости. 18 ноября были подведены итоги «Премии МИРа 2022» за вклад в развитие позитивных медиа. В номинации «ЭКОлогическая реальность» одним из победителей стал Борис Воловик.

Борис – 16-летний московский школьник-эколог. Несмотря на юный возраст, он активно занимается исследовательской деятельностью. Борис изучает методы ликвидации разливов нефти, которые возникают при добыче полезных ископаемых и могут привести к серьезным экологическим проблемам. Среди них изменение климата, накопление загрязняющих веществ, массовая гибель животных и растений.

В августе 2020 года Борис Воловик побывал в Арктике на полуострове Костяной Нос в Коровинской Губе Баренцева моря, где проводил исследования.

Расскажи, с чего началась твоя экологическая деятельность.

Около двух лет назад я прочитал выпуск журнала National Geographic «Арктика. Зима отменяется». В нём ученые писали, как плохо, что тают льды Арктики. Что это глобальная экологическая проблема и с ней нужно бороться. Потом случайно ко мне в руки попал американский номер этого же журнала The Arctic is heating up, где бизнесмены обсуждали миллиардные доходы от извлечения природных богатств. Без льда они станут более доступными для транспортировки, добычи.

Я удивился, как в одном издании в одной теме могут быть два абсолютно разных подхода. Написал в National Geographic, познакомился с редакторами российского и американского журналов Андреем Паламарчуком и Дарреном Смиттом. Они объяснили, что каждая страна говорит об актуальных для неё экологических проблемах. Я понял, что есть два подхода: ученых и бизнес-сообщества. Это послужило началу моей заинтересованности Арктикой. Затем летал туда на неделю, проводил опыты с диспергентами.

Почему проблема разливов нефти актуальна именно в Арктике?

Она актуальна везде, просто в Арктике не работают стандартные методы сбора нефти. Сжигание, например, или механический сбор невозможно осуществить на льду. Поэтому все ищут такие методы, которые работали бы и там.

Что такое диспергенты и в чем заключается принцип их действия?

Это специальные поверхностно-активные вещества, похожие на моющее средство. Они разрушают нефтяное пятно на поверхности воды. Опускают маленькие капли нефти в толщу, где микроорганизмы могут спокойно их перерабатывать. В результате морские жители свободно дышат, продолжают свое существование без такой «крышки», или нефтяного пятна.

Несмотря на то, что диспергенты успешно применяются в 25 странах, в России, к сожалению, с ними пока работают очень мало. Я был первым человеком в нашей стране, кто провел испытания этих специальных препаратов в Арктике в полевых условиях.

Почему ты проводил опыты именно в Арктике, а не в лаборатории?

Для того, чтобы эксперимент состоялся, нужна была свежая морская вода с химическим составом, который присутствует только в Арктике – больше его нигде нет. Требуется температура, которая есть в полевых условиях. Ветер, течения и много других факторов, которые в лаборатории воспроизвести практически нереально.

Как проходил эксперимент? Что конкретно ты делал?

Я создавал в колбах искусственный разлив нефти, соблюдая все необходимые природные условия. Потом с помощью диспергентов ликвидировал его.

Каковы результаты твоих исследований?

Результаты достаточно хорошие и важные. По ним можно отследить, как влияют естественные природные условия на работу диспергентов. Я доказал, что эти препараты нужно испытывать прямо на месте. Результаты лабораторных исследований, которые я проводил в Казанском национальном исследовательском технологическом университете, сильно отличаются от тех, что получились в Арктике.

С какими трудностями ты столкнулся в поездке?

Отсутствовала связь и было сложно добраться до места исследований. Пришлось пересаживаться с лодки на лодку посреди моря. Все зависело от течений. Нужно было правильно подгадать время, чтобы все прошло гладко и слаженно. На своем опыте столкнулся с тем, что просто поехать посмотреть на природу Арктики практически невозможно.

Насколько сложно было провести неделю в полной изоляции от мира?

Это абсолютно новые ощущения. Ты находишься на полуострове, вокруг вода. Если что-то произойдет, попасть обратно на «большую землю» нереально. Зависишь только от природных условий. Отсутствие связи усугубляло чувство, что ты оторван от мира. Мой день начинался, длился и заканчивался тем, что я открывал окно и смотрел, как меняется погода. Изучал приборы, градусники, измерители скорости ветра. Понимаешь, кто царь природы в целом – и это не человек.

Какое у тебя самое яркое впечатление от экспедиции в Арктику?

Вся поездка была одним большим впечатлением. Ни одно путешествие с ней не сравнится, потому что в Арктике чистая и нетронутая природа. Больше всего мне запомнился ветер, на который буквально можно было лечь. Он дул с такой силой, которая выдерживала любую массу и сносила все, что не прибито гвоздями.

Ты был в Арктике в 2020 году. В каких ещё местах ты проводил опыты с диспергентами в полевых условиях?

В 2022 году я был на Северном Полюсе, прямо на вершине планеты – 90 градусов северной широты. Это почти как космос и очень важно для науки.

На Северном полюсе я продолжил свой эксперимент. В этот раз интерес состоял именно в воде. Я хотел сравнить воду Арктики, пропитанную нефтепродуктами, с чистейшей водой на Северном полюсе, которая не задета никакими антропогенными факторами. Разница была колоссальная.

Расскажи о своих дальнейших планах по изучению диспергентов.

Я продолжаю свое исследование. Хочу почитать про юридические аспекты использования диспергентов. За это время в России изобрели собственные препараты. Ученые столкнулись с тем, что сложно запатентовать идею, реализовать ее, применить на практике и начать массовое производство для использования в Арктике и по всему шельфу.

Как отреагировали на твой исследовательский проект одноклассники, друзья, знакомые?

Многие мои ровесники, ребята 15-ти лет, спрашивали, видел ли я пингвинов. Понял, что они путают Арктику с Антарктикой. Я провел опрос среди 500 московских школьников. Выяснил, что около половины из них не знают, где находится Арктика, и тем более не в курсе, какие там существуют экологические проблемы.

Где и как ты ищешь единомышленников?

Достаточно сложно найти людей, которые так же сильно повернуты на экологии. Есть группы в социальных сетях, где можно общаться. Таких сообществ не очень много. Чтобы объединять тех, кто заинтересован в этой теме, я создал Telegram-канал «ONLY Экология».

На какую аудиторию рассчитан твой блог?

На всех, кто неравнодушен к экологии – специалистов, активистов, ученых. Подписываются и те, кто ещё только учится сортировать мусор и делает первые шаги к экологичному образу жизни.

Какие в нашей стране есть условия, чтобы школьники могли заниматься исследовательской деятельностью? Например, лаборатории, отдельные центры, договоренность с университетами?

На данный момент подобных условий почти нет. При этом у разных организаций и учреждений есть открытое желание сотрудничать со школьниками. Я написал более чем в 50 лабораторий по всей стране. Любую помощь, которая от них могла потребоваться, они были готовы оказать. Проблема заключалась в том, что никто до этого не занимался диспергентами. Однако поддержка была колоссальная. От многих получил хорошие слова и приглашения.

Что бы ты мог порекомендовать школьникам, которые тоже интересуются экологией и хотят создавать свои проекты?

Никто никогда просто так не придет и не поможет. Нужно действовать самому. Просить о помощи. Больше читать, исследовать тему. Стучаться во все двери, не стесняться. Писать людям не один раз, а три-четыре. Экология – это всегда про действия.

Как ты узнал про «Премию МИРа»? Какие у тебя впечатления от участия в конкурсе?

Я стал амбассадором проекта «Чистые игры». Помогал, работал с ними, участвовал в их соревнованиях. Они предложили мне испытать себя в «Премии МИРа». До этого я о ней не слышал. Здорово, что придумали такой конкурс. Это большой труд. Не думал, что выиграю, потому что все остальные участники – очень достойные ребята. В своей номинации я победил с одним из таких прекрасных людей.

 

Текст: Екатерина Кузнецова

***

Информация предоставлена в рамках проекта «Медиа-волонтер», который стартовал по инициативе Комитета по печати и взаимодействию со средствами массовой информации в районах Санкт-Петербурга. Благодаря этому проекту представители Молодежной организации «МИР» активно участвуют в информационном освещении локальных городских событий.