ПРИШЛИТЕ СВОЮ НОВОСТЬ!
Лента новостей
Выбрать категорию:
20 февраля
19 февраля
09:13
ОБЩЕСТВО
18 февраля
ГОЛОСОВАНИЕ
Нужна ли астрономия в качестве школьного предмета?

Санкт-Петербург: «Чтобы помнили» - интервью с участником Сталинградской битвы

08 июня, 18:05

 

8 июня — Молодежные новости. Несколько лет назад, когда я ещё училась в 9 классе, мне удалось пообщаться с Марией Хворост, жителем блокадного Ленинграда, женщиной, которую тяжёлые годы сделали сильной духом, но оставили доброй сердцем. Мария Григорьевна рассказывала о любви, об огорчениях и потерях, о борьбе и сохранении совести в условиях страшной войны. Она не хотела дорогих подарков, пафосных поздравлений, новых наград и почетных грамот. Она хотела, чтобы о них, молодых девушках и парнях, выросших и закалившихся в годы войны, знали и помнили. Она хотела, чтобы ее воспоминания не исчезли бесследно, чтобы люди осознали, что им, ветеранам, осталось не так много…

Марии Григорьевны нет в живых. А память о ней в маленьком городе Черняховске есть. Есть воспоминания о ее щедрости и гостеприимстве, о доброй улыбке и любви к домашним питомцам. Ещё Мария Григорьевна рассказывала о любви к Петербургу. Ей было горестно, она не смогла из-за травмы посетить любимый город.

Каждый раз, гуляя в парках Победы, пересматривая фотографии, читая книги и просматривая фильмы о войне, я не могу не вспомнить о своих родных, чьи жизни она унесла, о ветеранах, с которыми я знакома или была знакома. А ведь о них я знаю так мало. А кто-то не знает вообще. Но ведь эти люди – самая настоящая история, первоисточники правды, которую всячески пытаются замылить заинтересованные и показать их под разным углом.

В Санкт-Петербурге студентка Технологического института и фотограф София Кузнецова, которая была знакома с участником штурма Рейхстага Николаем Беляевым, в память о тех ветеранах которых нет с нами, решила организовать фотовыставку, отражающую жизнь ветеранов ВОВ, живущих в Петербурге. Я помогала ей, мы брали интервью, приходили в гости, окунались в их атмосферу, слушали воспоминания… Одно то, что мы несколько дней мы были рядом с людьми, благодаря которым живем, уже чего-то стоит.

Грустно слышать от ветеранов о том, что их вспоминают только 9 Мая и 22 июня, тяжело отвечать на вопрос: «Почему, когда идёт Бессмертный полк, хочется сказать, что мы ещё живы, мы рядом, мы здесь». Нам очень хочется, чтобы люди через несколько лет не пожалели о том, что упустили очень важный шанс быть рядом с историческими людьми, каждого из которых можно назвать героем. Хочется, чтобы ветераны ВОВ были ближе, чем ветераны Отечественной 1812. Мы живем в одно время, в одном городе, дышим одним воздухом, мечтаем вместе о мирном небе. Мы должны быть ближе друг к другу. Мы должны знать героев в лицо. И помнить.

В рамках подготовки к выставке мы беседовали с ветераном Великой Отечественной войны, участником Сталинградской битвы и активным общественным деятелем Антониной Яковлевой. Она рассказал о своих довоенных воспоминаниях, картинах военной жизни и личных переживаниях.

- Антонина Петровна, что вы можете рассказать о довоенных годах? Как и где началась для Вас война?

- Когда началась война я только закончила семь классов. Мы тогда учились с 9 лет. Поскольку у нас была очень большая семья, работала фактически только одна мама, а хотелось иногда мороженого или чего-то еще вкусного. Я до войны устроилась на завод ученицей токаря в Энгельсе. Хоть какие-то 15 рублей получала – уже достаток. Брат мой Василий на два года старше был, тоже потом участвовал в Сталинградской битве и погиб там же. Он очень хорошо плавал, работал на Волге спасателем. И вдруг – война. А город у нас хоть и не совсем маленький, но репродукторов не было. Творилось непонятно что, какая-то канитель. Бабушка мне говорит: «Ты беги быстрей на свой завод, что-то он шумит». Действительно, они включили сирены. Я прибегаю и смотрю: народу полно, говорят, война. Вот так и началась для меня она. Школы наши закрыли, все до единой, потому что в Подмосковье и Брянске были сильные бои, прибывал эшелон за эшелоном: и по Волге, и по железной дороге. При том была депортация, все немецкое население выселили, и поэтому нас, народу, осталось мало. И транспорта мало. Поэтому, когда пребывали эшелоны, мы, молодые энтузиасты, все по шесть человек брали за носилки и несли тяжелобольного в ближайший госпиталь. Потом нас начали учить, нужна была помощь. Я за три месяца прошла учёбу как санитарка, закончила школу снайпера. Я – снайпер! Нас стали призывать. Но был указ Сталина: ни в коем случае снайпера, если нет 18 лет, в действующую армию не брать. А у нас и призывать некого толком. Призвали.

- Какие воспоминания у Вас остались о Сталинграде, Сталинградской битве?

- Поскольку немцы почувствовали, что не возьмут Москву, они взялись за Сталинград. Хотели сделать так, чтобы от города не осталось ничего. Слово «Сталин» для них было убийственно.

Меня призвали, а мне всего 17 лет, отправили в артиллерию. Я была в Сталинграде, там мы вот чем занимались: проходит битва - закончилась битва, санитарочки бегают, подбирают, кого надо перевязать, кого еще что. А мы собираем боеприпасы, которые остались после битвы. Но они стреляные уже, надо было знать, как с ними работать. Я, так как училась, еще худо-бедно что-то знала, а люди другие не знали. Погибло очень много девочек. Почему? Потому что, когда снаряд стреляный, пистон сверху пробит, тогда нельзя его трогать. А он головкой закрыт в землю. Кто не знает – подходит и дергает, выдернул – взорвался, и все погибли.

19 ноября 1942 наши пошли в наступление. Паулюс даже не чувствовал, что у нас такая подготовка. Наши окружили Паулюса. Хоть и Гитлер говорил ни в коем случае не сдаваться, но он сдался, не дожидаясь того, чтоб его убили.

Командующим 62 армии был Василий Иванович Чуйков. На левом берегу Волги была построена специальная железная дорога. Мы, девчонки, одеты плохо, никто нас не обмундировывал, в брюках со строчками, телогрейках, с левого берега на правый берег на салазках везли боеприпасы. 2 февраля 1943, когда уже Паулюс сдался, нам дали отдых. Надо было убрать трупы, ведь этим заниматься раньше было невозможно. Несмотря на то, что мы были на Волге, на каждого была всего кружка воды. На Волге искупаться было негде, она вся была в технике разбитой, трупах.

- Вы остались там, или Вас куда-то перевели? Как складывалась жизнь дальше?

- После мы еще оставались в Сталинграде, собирали боеприпасы, надо было убрать технику. Двигались к Дону. Мы, грязные, смогли только там искупаться. Когда мы уже пошли за Дон, приехал Ворошилов. А многим из нас еще нет 18. Ворошилов сказал, что поскольку мы уже идем в наступление, идём хорошо, поэтому тех, кому нет 18, кто уже испытал, что такое война, - отпустить домой.

Я приехала домой, а дома – бабушка и дедушка. Мамы нет, она вышла замуж, а отчим был водитель. Его могли сделать водителем танка, поэтому их перевели в другой район. Через некоторое время я сходила в военкомат, получила разрешение и уехала в слободу Елань к маме. А там сразу предложили работу – секретарь суда.

Когда мы приехали в Елань, то 4-7 километров пришлось идти пешком. И какие тогда люди хорошие были! Иду я с попутчиком по Елани, и вдруг вижу красивые занавески! Говорю: «А здесь мама живет». Стучу, мама выходит. Обнялись, любуемся друг другом. Мужчина и говорит: «Ну, у вас и дочка! Знает, что мама мастерица, и говорит, что точно здесь она живет!».

- Кем Вы работали в Елани?

- В начале я работала в суде, потом меня как фронтовичку направили в Киев, я получила назначение. Я должна была по районам звонить и договариваться по поводу собранного для советской армии.

Получилось так, что в комнате, в которую меня посетили, жила женщина с детьми. Я спала с маленьким мальчиком на одной кровати, потому что было тесно. Я решила навести порядок. Надела платок на голову и начала шваброй все выметать –стало чуть лучше. Выхожу выносить мусор, стоит капитан рядом с нашим входом. «Я эту девушку вижу первый раз». Я говорю: «А я только приехала, поэтому вы первый раз меня и видите». Поболтали. А вечером он пришёл. Рая чаек приготовила. Сидим, играем в карты. Вдруг надо было бить, нечем, тогда надо задать вопрос. Соседка спрашивает: «Ты в отпуске себе невесту, наверное, нашел?» Он говорит, что нет. «А у меня невеста будет тут». Опять играем, продолжаем. Он вдруг встаёт, кладёт карты и говорит: «Вот смешно покажется, но я делаю предложение Тоне. Я ее первый раз увидел, а предложение ей делаю. Это было перед 7 ноября. Он говорил, что 7 ноября дежурит, а 9 мы пойдем в ЗАГС. Мы серьёзно это не восприняли.

9 ноября мы сидим в министерстве заготовок на работе. И вдруг приходит он и ещё один парень - Виктор. Оказывается, Мария, коллега, с Виктором была знакома. Подруга сказала, что надо отлучиться, мы тихонько убежали. Приходим – в загс! Они садятся регистрироваться - мы свидетели. Потом они встают, мы садимся - нас регистрируют! Я думаю: «Ну надо же, мы ни разу не поцеловались, не обнялись - и уже муж и жена!».

Потом мы вернулись на работу, директор ругал, а Марина говорит: «Да не ругайтесь, мы же замуж вышли!». «Все, тогда мы вечером играем вашу свадьбу!»

Сначала мы жили в разных местах, каждый у себя. Через некоторое время ему дали комнату, и он меня забрал. Капитана получил в годы войны, до этого отслужил год. Нас направили во Львов, через некоторое время муж получил направление на Сахалин - там ему дали майора. 7 ноября якобы было подводное извержение вулканов на Курилах, дошло до нас, под воду два острова ушло. На Курилах я долго не жила. Мама тяжело больна была, предстояла операция, и врач прислал письмо: «Не будем делать операцию, пока не приедете, надо согласие». Я улетела. Всего, чтобы добраться, мне понадобился месяц. У мамы оказался рак поджелудочной железы. Сделали операцию, диагноз подтвердился, я вынуждена была остаться ухаживать. Из-за этого мы с мужем поссорились, и туда я больше не вернулась. На том мы расстались и не виделись до 1982 года.

В 1982 году я работала в студии документальных фильмов. Вдруг звонят: «Выйдите, муж ждёт». Он извинился, сказал, что чувствует, что ему осталось недолго. Так и получилось, через некоторое время его не стало…

 

Автор: Евгения Овасафян / МИА МИР

Фото: София Кузнецова, организатор выставки "Чтобы помнили" в доме молодежи "Рекорд"

Информация и фото предоставлены МИА «МИР»

***

Информация предоставлена в рамках проекта «Медиа-волонтер», который стартовал по инициативе Комитета по печати и взаимодействию со средствами массовой информации в районах Санкт-Петербурга. Благодаря этому проекту представители Молодежной организации «МИР» активно участвуют в информационном освещении локальных городских событий.

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.

#мымир #мир #молодежь 

#инициатива #развитие #СМИ 

#МИАМИР #молодежныеСМИ #позитив

#добро