ПРИШЛИТЕ СВОЮ НОВОСТЬ!
Лента новостей
Выбрать категорию:
16 сентября
15 сентября
14 сентября
ГОЛОСОВАНИЕ
Нужна ли астрономия в качестве школьного предмета?

Санкт-Петербург: «Поговорите со своими детьми». Как отец и сын создали YouTube канал для открытого разговора

15 июня, 13:25

 

 

15 июня – Молодежные новости. 15-летний Максим и 50-летний Сергей рассказали о своем YouTube канале «Разговор с отцом». Они сняли более 60 роликов-бесед на волнующие молодых людей темы: Зачем нужна служба в армии? Почему в России запрещают ЛГБТ парады? Как выбрать профессию? Создатели считают свой проект уникальным для родителей и детей. О том, как появляются идеи и ведутся съемки сегодня в нашем интервью. 

- Кому вообще пришла идея канала? Почему сделали первый шаг?

Максим: Меня папа раньше очень часто заставлял как-то себя проявлять, снимать какие-то видео. Например, по чтению книг, но я стеснялся. 

Сергей: Это проблема в общем то многих молодых людей, которые достаточно скромные ребята, не наглые, сидят себе, играют в игры в компьютере и порой даже в школе тяжело выйти к доске что-то отвечать. Если брать не только увлечения Максима, если проследить первые его ролики и последние, у нас есть такой вот момент, проблемы с артикуляцией и вообще с разговорами. Поэтому я заставлял его. Я говорил: «Давай, читай книги. Записывай себя на видео. И тебе будет полезно. И выкладывай для ленивых ребят, которые не хотят читать, они будут тебя слушать по YouTube». Вот все его дергал, дергал, он говорит: «Сам иди давай, разговаривай!», и я говорю: «Окей, легко!». Вот так вот меня спровоцировал.

- Какова главная цель ваших роликов? Что вы хотите донести до зрителей?

Сергей: То, что мы делаем – такого нет. Есть педагоги, учителя, психологи, философы или еще кто-либо, кто читает умную книгу и картинками, мультиками разрисовывает. Там может быть более сконцентрированная, систематизированная мысль о том, что я, например, говорю, но они читают книги либо свои, либо чьи-то. А мы ставим камеру и разговариваем. Просто отец с сыном. Которые не опыты какие-то делают, поделки, кормушки для птиц. Такое можно встретить. Есть еще путешественники, но это не воспитательное, это рассказ о своей жизни. А в данном случае воспитательного-образовательного – такого нет. Поэтому было бы интересно продвигать именно такую мысль: во-первых, я достаточно много уже где побывал за это время, в фондах разных, в Единой России, Народном Фронте, еще в каких-то партиях, в школах. Есть дошкольное воспитание. Есть начальное школьное воспитание. Все. 11-12 лет – как отрезало. Дальше возникают бизнес обучения, чтобы каким-то образом человека обучить экономике, и то, в основном это больше 18 лет. Этот возраст подростковый – он потерян. Никто этим не занимается, никого это не интересует. Меня так это немножко даже разозлило, и я ходил по этим школам коммерческим. Был в конце апреля семинар в школе Бенуа на Тихорецком. Там был однодневный семинар, я туда приходил на «детское образование как бизнес» - так он назывался. Там было много образовательных учреждений, и я всем говорил: «Ребята, а вот это поколения подростков, где, как?». 

Я поняла, что вы хотите от профессионалов. А вот от зрителей что хотите?

Сергей: Я от профессионалов ничего не хочу. Я как раз хочу упрек сделать профессионалом о том, что они потеряли этот возраст, они ничего для него не делают. Я кому не показываю (ролики), даже педагогам, не говоря уже о родителях, говорят: «Как, он слышит? Он сидит? Он слушает? Вы разговариваете?», я говорю: «Да, часами порой. Мы разговариваем». Я озвучиваю вопросы, которые его интересуют. Он мне сделает список вопросов, и мы садимся, я говорю: «Ну, что ты сегодня у меня будешь спрашивать?». То есть без сценария, без подготовки. Некоторые говорят: «Что-то у вас там недоработано». А мы не работаем. Он (Максим) задает вопрос, и то, что мне сейчас в голову придет, прямо экспромтом, я ему рассказываю. Ведь это же надо детям. 

Вы все-таки ставите цель родителям показать, что беседы очень важны?

Сергей: Да-да. В главном ролике мы записали вступление, что он (Максим) записывает наши беседы, чтобы и сам потом просматривать, и другим показать. Вот, включают наш канал, мы начали какую-то тему: «Как ты считаешь, так или так?», и дальше продолжили. Контакт со своими детьми образовался. И ребятам без своих родителей можно посмотреть что-то, и для родителей интересные темы. 

- Вы ставите перед собой цель показать пример и родителям, и детям?

Сергей: Наверное, на сколько я могу. Я не хочу сказать, что с меня нужно брать пример, но в каких-то вещах, то, что я озвучиваю, я надеюсь, что это правильные вещи, и хочу показать пример родителям, что надо разговаривать с детьми. 

- Получается инициатором тем выступаешь ты, Максим?

Максим: Да, конечно. Ну, иногда бывает, папа сама мне хочет что-то рассказать.

Сергей: Есть вечные вопросы. Я, например, изначально с посылом в школы приходил, говорю: «Смотрите, у нас есть разные темы: когда выбирать профессию, как выбирать профессию, на какой стадии ставить цели… давайте вы в школе разбираете какой-то вопрос, и чтобы не вдаваться в подробности, сделайте ссылки на наши видео. Просто говорите, что можно посмотреть, что коротко рассказано о том-то: хорошо ли играть в компьютерные игры, куда ведет интернет». Они говорят: «Нет, мы так не можем так. Мы, как преподаватели, не можем дать рекомендации. Нам запрещено министерством культуры образования. У нас есть выделенные три сайта, у нас даже в школе поисковик запрещен, хотя вроде как бы идет интернет в школу».

- Где же такая школа?

Сергей: Не только в школе, даже в техникумах. Я приходил в техникум, с преподавателем говорил, она говорила: «Нет. Нам нельзя давать рекомендации. Это стразу ответственность. Как у вас там мы же не можем сказать. Вы получите лицензию образовательную». Я говорю: «Ребят, ну какая образовательная лицензия, вы в интернете посмотрите, что ваши дети смотрят. Порекомендуйте нормальное. Мы не ругаемся матом, мы достаточно лояльно обо всем говорим, я считаю, что правильные вещи. Лишний раз стоит обратить на это внимание. Проблема. Поэтому пытаемся на все темы говорить. И плюс, естественно какие-то хайповые. Например, буквально сейчас, в выходной выйдет, сняли ролик кулинарный. Мы снимали как он (Максим) готовил гречневую кашу с яичницей. Это тоже интересно. Родители то, они заставляют их (детей), ребята говорят: «Не буду я! Отстань! Я не знаю, как это!», а родителям терпения не хватает. Даже я снимаю, пару раз прикрикнул. 

- А тебе нравится готовить, Максим?

Максим: Нуу, когда так.

Сергей: Ну, чего ты? Пиццу ты делаешь, у тебя есть собственные бутерброды, помнишь?

Сергей: Или вот, например, тема сейчас интересная, даже в том же интернете, есть там такие звезды. Есть такой парень, который вроде хорошо делает, пропагандирует здоровый образ жизни, правильные вещи поступки, против алкоголя, против курения. Но, каким образом он это делает. Он просто провокатор. Он провоцирует на драки, говорит якобы: «Смотрите: наркоманы, алкоголики». Просто идет нецензурная брань, как он себя ведет… это просто провокатор. Он может к полицейскому подойти и сказать: «Че куришь?». Мы хотим снять все-таки, что идея неплохая, да - исполнение не очень. 

- Хотите перевесить в добрую сторону?

Сергей: Да-да. Мы можем порой тоже сорваться, это понятно. Но все равно, мы должны думать о том, чтобы действительно должно быть как-то правильно. 

- На что больше похожи ваши беседы: на обмен мнениями, или на какой-то диалог, где вы стремитесь прийти к какому-то согласию, консенсусу? 

Максим: Диалог.

Сергей: Когда как. Дело в том, что я имею уже опыт, какие-то знания. Ему (Максиму) пока мало чем делиться. Естественно, он выбирает темы, бывает, готовится, и выступает, что-то говорит. Но ему сложно. У нас разговор с отцом. Я бы хотел, чтобы мы даже спорили порой. Но иногда он выбирает такие темы, где он только задаст вопрос, а дальше слушает, потому что ему тяжело возразить. Он может, например, только свое отношение выразить. Поэтому, наверное, пока получается, что я разговариваю. 

- Вы сказали про споры. Бывает ли вообще когда-нибудь, что во время беседы. когда вы снимаете, вдруг какие-то неожиданные, незапланированные споры происходят? Сталкиваетесь мнениями?

Максим: Бывает иногда, но редко. 

- А ты часто бываешь не согласен с отцом?

Максим: Не часто. Я чаще буду согласен с отцом, поскольку у меня нету основного мнения. Когда я его спрашиваю на какую-нибудь тему, я спрашиваю от своего незнания, а не чтобы спорить. 

- Сергей, как вы чувствовали себя в первые разы, когда оказывались перед камерой? Как чувствуете сейчас?

Сергей: Точно так же. Стеснения не было. Я просто имею управленческое образование, и я уже больше 20 лет занимался управлением. Хоть я и страховой агент, я был управленцем. Мне нужно было приказывать. командовать, поэтому для меня это не является проблемой. Проблема только, что перед камерой начинаешь контролировать себя. Что можно говорить, что нельзя говорить. А в разговоре подростками еще такой момент, как правильно говорить. Вот тут начинаешь тупить. 

- Максим, ты как себя чувствуешь перед камерой?

Максим: Если просто сидеть, то спокойно. Если говорить… я очень часто в последнее время зажевываю слова и это как проблема, я хочу ее решить.

- Ты тренируешься перед съемками? Готовишься? 

Максим: Когда как. Последнее время сейчас скороговорки говорю. Не каждый день. В первых роликах меня вообще не было в кадре. Сейчас я вошел в кадр. Возможно это вопрос уверенности в себе.

Сергей: Ну да. Как я и говорил, есть наглые ребята. Он нагло себя ведут на улице. У нас есть ролик с хулиганами, что это люди, которые чувствуют уверенность, им нравится, и для того, чтобы еще больше зафиксироваться они начинают издеваться. А ребята, которые скромные, когда до них начинают докапываться, им проще не конфликтовать, да и зачем. 

- Я заметила, что вы довольно часто поднимаете остросоциальные темы в ваших роликах. Зрители ведь тоже имеют свое мнение, и они могут резко среагировать на такие острые темы. Как вы планируете с этим справляться? 

Сергей: С удовольствием ждем! Мы будем отвечать в комментариях, а если это будет действительно много ответов, и я почувствую, что нужно снять ролик, то я сниму ролик на эту тему, чтобы раскрыть этот момент. Я должен попробовать переубедить человека, может он неправ. Если человек в чем-то уверен, будет интересно узнать почему. Узнать его точку зрения и перетащить на свою. С темной на светлую сторону.

- В некотором смысле это тоже провокация на ответ.

Сергей: Совершенно верно. Последний ролик очень провокационный, про армию.

Максим: Мы наоборот ждем. Это как актив.

- Максим, тебе нравится говорить на такие остросоциальные темы? 

Максим: Возможно. 

Сергей: Ему, наверное, больше даже. Он просто последствий не представляет возможных. 

Сергей: У нас есть встреча с подростками (рубрика). Чтобы он попробовал без меня, со своими одноклассниками, интервьюировал их. Мы хотим выйти в мир. Просто по улице идти и снимать, но пока нам просто не позволяет техника. 

- Максим, как ты себя чувствуешь, когда тебе достается столько информации от отца?

Максим: Хорошо себя чувствую. Это хорошая информация, полезная информация.

Сергей: Многие задают вопрос: «Он сидит, вы разговариваете, он тебя слушает?». Они с удивлением спрашивают. Родители. Я говорю: «Да, мы с ним разговариваем». Для меня это не удивление. Я открыл для себя, что для многих это проблема. Нет, вообще-то я знал, что это проблема, но не настолько. Более того, мы с ним стали общаться, и у нас есть несколько роликов про конфликты с учителями Он стал со мной делиться. 

- Максим, ты стал как-то по-другому с учителями общаться после ваших бесед?

Максим: С некоторыми да. Некоторые одумывались все-таки. 

Сергей: Это использование позволило наладить ему контакт с преподавателями. 

- Максим, ты бы рискнул отправить ваши ролики своим преподавателям?

Максим: Конечно. Нам уже один учитель накинул пару идей. Он хотел, чтобы мы среди одноклассников устроили какие-нибудь дебаты. Некоторые учителя поддерживаю нас.

- Сергей, как я поняла, вы за активное участие родителей в жизни детей, особенно в интернете в каких-то проектах?

Сергей: Сложный вопрос. Если глобально брать – я не за это. Я против современной системы обучения. Я уже старенький, мне 50. Я за ту систему, когда каждая бабушка у подъезда была педагогом. Когда были педагоги, не учителя. То есть они были воспитатели. В первую очередь я вспоминаю своих учителей, не то, чему они научили меня по предмету, а по жизни, какими они были людьми. На сегодняшний день это исключено. Все передали на семью. А я не готов, меня же никто не учил быть учителем, воспитателем. Школа не нацелена на воспитание сегодня. Они преподают материал. Я не против того, чтобы родители занимались. Я всем говорю современным языком: «Это наши инвестиции. Я занимаюсь им, потому что это мое богатство». Я хочу объяснить родителям, что они виноваты. В том, что такое происходит, виноваты родители, но родителей тоже никто не учил. Хорошо бы донести то родителей, что ваша ответственность – ваши дети. Поэтому я отчасти пропагандирую о том, что родители должны этим заниматься, это все, к сожалению, на их плечах. Я говорю родителям лайфхак: «Ребята, мы тут разговариваем, мы не окончательная инстанция и свет в окошке. Взяли тему, не согласны? Поговорите со своими детьми». 

Текст: Маргарита Соколова