ПРИШЛИТЕ СВОЮ НОВОСТЬ!
Лента новостей
Выбрать категорию:
18 декабря
17 декабря
16 декабря
ГОЛОСОВАНИЕ
Нужна ли астрономия в качестве школьного предмета?

Ростовская область: Мария Ситтель пообщалась с молодежью донской столицы

10 марта, 00:28

Знаменитая телеведущая, многодетная мать, настоящая красавица и просто приятный человек Мария Ситтель посетила донскую столицу.

Здесь она представила Московский институт телевидения и радиовещания «Останкино», преподавание в котором она успешно совмещает с журналистской практикой.

В рамках своего визита журналистка пообщалась с ростовскими школьниками, которые в будущем мечтают стать ее коллегами, рассказала им о своем профессиональном пути и дала ряд ценных наставлений. Также она охотно рассказала, что же именно стремится донести до своих студентов и зрителей одна из самых популярных ведущих российских новостей.

— Мария, чему Вы, в первую очередь, стремитесь научить новых студентов?

— Каждый раз по-разному. Первых занятий мало, и к каждому я готовлюсь по-особому. Хочется не растратить сокровенность минуты, дать им возможность увидеть во мне человека, способного ответить на их вопросы.

Прежде всего, я учу их любить профессию и себя в этой профессии. Даю несколько советов, как ощущать себя в ней, и как должен быть, при этом, соткан их личный мир. Они ничего не достигнут, если не будут хотеть учиться, развиваться, читать. Если журналисту становится неинтересен собеседник — это точка невозврата. Надо что-то переосмыслить. 

Наша профессия — это преодоление своей лени. Все мы ленивые по природе. Когда я пришла учиться чему-то у своих старших коллег — это было постоянное преодоление себя, своей лени, своего нежелания. Хочешь попробовать прокомментировать картинку — выключи звук на телевизоре и попробуй. Хотя бы по одному предложению в день добавляя. И все время я пытаюсь рассказать, как нужно не застревать в болоте, своей лени. Не надо этого делать. Этого нельзя в любой профессии допускать.

- В начале жизненного пути Вы выбрали медицинский ВУЗ. Что же сподвигло Вас, в итоге, пойти в журналистику?

— Я всегда хотела стать врачом. Наверно, моё желание врачевать и направило меня в эту профессию, потому что журналист тоже может врачевать души. Я вообще никогда не хотела работать на телевидении, я хотела работать с дельфинами. Но так уж вышло, что я туда попала. Это, видимо, судьба. Но я не жалею. Реальность превзошла все ожидания. Это настолько интересно! Нет на Земле другой профессии, которая предоставляла бы такой широчайший спектр  возможностей.

— Ощущали ли Вы недостаток профессиональных знаний, когда пришли в профессию, из-за того, что не учились на журфаке?

— Я бы сейчас с удовольствием поучилась на журфаке, порой профессиональных знаний мне может действительно не хватать. К счастью, у меня есть коллеги, которые могут мне что-то подсказать. А вообще, журналист должен иметь энциклопедический запас знаний и широчайший кругозор. Но для этого одного образования недостаточно. Журналист должен быть и филологом, и философом, и регионоведом. Он должен читать-читать-читать. Чем шире кругозор, чем лучше память, чем больше знаний — тем для вас лучше как для специалиста.

Даже когда я только приехала на Останкино и жила на территории второго канала в гостинице для своих, я приносила ежедневно в номер огромную кипу местных газет. Я изучала весь местный эстэблишмент, заучивала имена и так далее. Я делала вырезки, вклеивала куда-то их, как маньяки в голливудских фильмах.

Человек должен интересоваться многим. Жизнь так скоротечна, и так много вокруг интересного – этим обязательно надо пользоваться.

-Были ли у Вас когда-нибудь творческие кризисы и желание бросить журналистику?

— Наверное, нет. Я люблю работать над своими фобиями, наступать себе на горло. Я так устроена, я скорпион по гороскопу. Я больно себя жалю и говорю: «Ну, давай, ещё что-нибудь!»

Желания покинуть профессию не было. Была потеря интереса к собеседнику, о чем я уже говорила. Тогда я думала: «Почему это происходит?» И сама отвечала: «А потому что ты ничего не понимаешь в этой теме». А это значит, что есть ещё куда расти.

Наша работа — это ежедневные откровения. Ко мне подошла студентка после недели практики с глазами, полными слез. Она сказала: «Как вы можете так работать?! Это же невероятно, просто невозможно!» А мне на тот момент было уже ясно, что все вероятно и возможно, что у неё все получится. Надо было просто ещё раз её перекрестить и отправить в добрый путь.

- Удалось ли Вам победить волнение перед эфиром, или же Вы его все еще испытываете каждый раз?

— Да, я и сейчас перед эфирами волнуюсь. Просто, когда ты в теме того, о чем говоришь, запнуться и ошибиться очень сложно. По молодости же я могла пятнадцать секунд молча просидеть в эфире, глядя в камеру, а мне в наушник кричат: «Говори что-нибудь!» Особенно первое время была проблема с пустыми [без звука – примечание автора] картинками в прямом эфире.

Вот Сергей Бриллев из «Вестей в субботу» умеет потрясающе комментировать пустую картинку. Красочно, ярко, подробно. А я и тогда так не умела, и сейчас, честно говоря, не умею. Однако систематичность методологии, которую я для себя выбрала, помогла мне научиться быстро соображать, ориентироваться. И что-то я теперь могу.

- Каким набором личностных качеств, по-вашему, должен обладать журналист?

— Отзывчивость, дружелюбие, доброта, любопытство, образованность. Весь набор положительных человеческих качеств, определение которых можно найти в словаре, журналист должен в себе воспитывать. И ещё! Очень важно любить рассказывать.

- Какую роковую ошибку, на Ваш взгляд, может допустить телеведущая?

— Для телеведущей роковой ошибкой может быть все, что угодно. Неправильное поведение в обществе, неправильное ведение страницы в соцсетях, фото на обложке мужского журнала, пьяная выходка в клубе, показательные выступления в магазине. Все, что угодно! Репутацию создают годами, а испортить её можно очень быстро.

Если же говорить об ошибках журналистов в целом, то главная ошибка – это поверхностность. Но она характерна для молодого, юного журналиста. Он все время куда-то бежит. Самое же страшное и недопустимое – это фактологические ошибки. Но, вообще, я всегда оставляю людям право на ошибку. Я готова закрывать на что-то глаза, прощать. Отмечу, что ошибки нужно признавать и исправлять. Честно признавать. Надо понимать, что идеальных людей нет. Я хочу, чтобы мои студенты в себе хранили это стремление осознать ошибку, исправить её и идти дальше.

- Может ли комментарий журналиста от себя в прямом эфире содержать его субъективное мнение? Не будет ли это ошибкой?

-Может, конечно. Даже может содержать какую-то эмоциональную окраску. Но если я понимаю, что оно идёт вразрез с мнением редакции, я лучше оставлю его при себе. Мне чужд этот нарциссизм, мысли из серии «Вот я сейчас покажу, какое у меня мнение!» Зачем это нужно? Кому интересно, какое у меня мнение?

- Профессия журналиста не мешает Вашей семейной жизни?

— Нет, не мешает. Я считаю, что, повторюсь, мы ленивы по природе. И иногда из-за этого у нас просто хромает тайминг, мы порой впустую тратим время. У человека нет свободного времени. Это миф. Все время мы заняты, я заполняю чем-то каждую секунду. Поэтому я успеваю с детьми и на роликах покататься, и в шахматы поиграть, и на елки ходить. Я хочу все успеть, я не могу откладывать на завтра все то, что хочу сделать сегодня. Единственное, на что, может, не очень хватает времени — это встречи с друзьями.

- Как Вы думаете, смогут ли блогеры в интернете, которых сейчас стремятся приравнять к СМИ, вытеснить журналистов с телевидения?

— Я думаю, что нет. Если вы так фанатично хотите смотреть новости в режиме реального времени — можете посмотреть канал «Россия-24».

Да, наши выпуски регламентированы по времени. Это сделано для людей, которые не сидят постоянно в Интернете, а занимаются весь день своими делами, приходят вечером домой и включают телевизор. В Интернете, может, все происходит оперативнее. Вопрос просто в том, что, если вы хотите потом полученную информацию проанализировать, то вам Интернета будет мало. Журналист — это все-таки профессия. А в Интернете сидят обычные люди. В Интернете — анонимные лица. Кто эти люди? Я не знаю. Поэтому я не рассматриваю Интернет как достоверный источник информации. Лучше позвоню первоисточникам, свидетелям, очевидцам, участникам события и все узнаю из первых рук.

 

Источник:  Кристина Грекова, корреспондент МИА "Будущее сегодня"