ПРИШЛИТЕ СВОЮ НОВОСТЬ!
Лента новостей
Выбрать категорию:
23 августа
22 августа
21 августа
ГОЛОСОВАНИЕ
Нужна ли астрономия в качестве школьного предмета?

Санкт-Петербург: Чем интересна «Гроза» Андрея Могучего в БДТ им. Товстоногова

23 июля, 15:48

 

23 июля – Молодежные новости.  Первое, что видят зрители, зашедшие в зал – огромный черный занавес, стилизованный под лаковые миниатюры мастеров Палеха. При внимательном изучении он оказывается «Житием Катерины». Диковинные птицы, кудрявые деревья, резные беседки, воздушные облака и девушка в красном платье, летящая с обрыва в омут.

Занавес здесь не один. Под определенные сцены созданы полотна, наполненные языческой и христианской символикой. Впрочем, символизмом полон весь спектакль. Купец Савел Прокофьевич Дикой восседает на троне с золотыми тельцами. Кулигин, словно современный хипстер, разъезжает по сцене на самокате. Головные уборы актрис имитируют древние венцы. У Кабанихи он островерхий, потому хозяйка города Калинова напоминает средневекового инквизитора. У ее своевольной дочери Варвары венец с рогами, а над головой Катерины – восходящее красное солнышко.

Пьесу не играют, а поют. Кто-то частушками, кто-то молитвами. Звучат со сцены БДТ и оперные партии – роль Бориса Григорьевича исполняет солист Михайловского театра Александр Кузнецов. Играет оркестр, а установленный в зале бас-барабан то имитирует раскаты грома, то задает такт речитативам актеров. У каждого героя – своя речевая характеристика, свой мотив. 

Справедливости ради нужно заметить, что «спеть» драму Островского придумал не Могучий. Начиная с XIX века по мотивам «Грозы» было создано несколько опер – в России, Чехии, Италии. Но здесь поют необычно, воспроизводя мягкими распевными окончаниями старинные русские говоры.

В этом спектакле вообще много русского народного – и настоящего, и «клюквенного». При создании костюмов художник Светлана Грибанова ориентировалась на образцы из Российского этнографического музея (конечно, лишь условно). Со сцены постоянно слышится протяжное «ка» – первый звук «Калинки» в классическом исполнении ансамбля имени Александрова. Эта песня грянет в конце первого действия, когда Катерина решится на встречу с Борисом, да и души других героев пойдут в разнос.

Однако, этот спектакль больше похож не на русскую народную, а на какую-то страшную готическую сказку. Сам город Калинов – точно призрак. Темное царство на Волге построено без декораций. За спинами героев лишь гнетущая черная пустота, которую периодически озаряют молнии.

Начинается спектакль диалогом Кулигина (Анатолий Петров получил за эту роль «Золотой софит») и Кудряша (Василий Реутов) – грубого, разбитного, пьяного. Самодур Дикой с раздвоенной бородой и в камзоле (роль исполняют Дмитрий Воробьев и Сергей Лосев) – словно злой колдун из старой сказки. Марфу Кабанову играет Марина Игнатова. Сдержанная, монументальная, именно она – центр созданного на сцене мира тьмы.

Впрочем, в этом мире вполне комфортно себя чувствуют две барышни – Варвара (Нина Александрова/Варвара Павлова) и Глаша (Алена Кучкова / Глафира Лаврова). «Делай, что хочешь, только бы шито да крыто было». Наверное, сможет приспособиться к законам этого темного царства и рафинированный Борис в элегантном кожаном пальто. Настоящая жертва здесь Тихон (актер Алексей Винников) – несчастный, слабый, но самый живой из всех героев спектакля.

В галерее бесконечных черных образов выделяется сумасшедшая барыня в исполнении Ируте Венгалите. И, конечно, Катерина – эта роль молодой актрисы Виктории Артюховой. В ярко-алом платье, посреди зловещей темноты, она нежно напевает свои песни-плачи. Погибает героиня не от отчаяния. Радостная и светлая, она уходит по помосту, усыпанному золотыми кувшинками, прямо в зрительный зал и громко хлопает дверью. Другим героям этой грустной сказки остается лишь мучиться дальше.

Играют актеры условно, в этой игре – и площадной средневековый балаган, и манеры императорского театра. В своей постановке режиссер словно возвращает зрителя к тем традициям, что существовали до появления русского психологического театра, до эпохи Станиславского. При этом Могучий наследует и революционному театру начала XX века, поклонником которого он, безусловно, является. Визуально и внутренне – это спектакль «с багажом», в котором вся история русской сцены.

В одном из интервью на вопрос о современном положении БДТ Алиса Бруновна Фрейндлих дипломатично ответила, что он «в поиске». Театр в поиске, а Могучий, думается, все для себя уже нашел. Казалось бы, в «Грозе» смешались: балаган и самокаты, авангардизм и пантомима, готика и «Калинка». Но вроде бы ничего лишнего нет – все выверено, продуманно, эстетично, изобретательно и красиво. Спектакль, получивший «Золотую маску» (в номинации «Лучшая работа режиссера») и «Золотой софит» («Лучший спектакль на большой сцене», «Лучшая работа режиссера») завораживает и удерживает внимание зрителей.

В рамках режиссерского театра Могучего находится место и актерскому мастерству. Хрестоматийный текст в исполнении артистов звучит естественно и современно, а в их игре есть сердце и душа. Порой бывает по-настоящему смешно. Но когда в антракте разглядываешь фотографии спектаклей Товстоногова – с Дорониной, Копеляном, Лебедевым, Лавровым – вдруг становится грустно. Словно от потери чего-то очень близкого и родного.

 

Источник: Газета «Санкт-Петербургские ведомости»