ПРИШЛИТЕ СВОЮ НОВОСТЬ!
Лента новостей
Выбрать категорию:
16 декабря
15 декабря
14 декабря
ГОЛОСОВАНИЕ
Нужна ли астрономия в качестве школьного предмета?

«Премия МИРа-2016»: Эссе на тему «Герои среди нас»

11 ноября, 18:29

 

Полевые лингвисты

 

В Санкт-Петербурге уже 10 лет каждую весну проходит фестиваль языков на котором разные лингвисты рассказывают о языках, которые они исследуют.

В свой нерабочий день учёные встречаются с простыми горожанами, чтобы поделиться своими знаниями. Так петербуржцы открывают для себя скрытую географию страны — объекты, которых нет на обычной карте — языки и диалекты.

В дождь и стужу, в автобусах и на гужевых повозках добираются исследователи в отдалённые районы страны, чтобы описать малые языки. «В поле» (в сёлах, где они общаются с носителями языка) учёным часто приходится нелегко. Живут во временных жилищах, в зданиях сельских школ (в каникулы) или даже в палатке.

Зачем же подвергать себя таким испытаниям? Ответ в том, что разнообразие языков — такое же богатство нашей страны, как и разнообразие животного мира,  богатства недр и лесов, культурное наследие жителей. Закон Российской Федерации «О языках» прямо говорит: «Языки народов Российской Федерации — национальное достояние Российского государства». 

Каждый язык хранит множество ценной информации об окружающем мире: это названия местных растений и животных, богатый фольклор и обрядовость, рецепты традиционной кухни. Заимствованные слова отражают контакты народов в прошлом, о котором не сохранилось письменных памятников. 

Иногда исследование малых языков помогает нам лучше понять наш собственный, родной русский язык: чем он отличается от других, как выглядел в прошлом.

Особенности языка, на котором думает человек, по-видимому, влияют на мышление. Так в одном исследовании американских учёных выяснилось, что носители русского языка лучше различают оттенки синего из-за наличия у нас базового цвета «голубой», оттенки которого в английском попадают в слово «blue». Это новые современные эксперименты, так что мы не знаем, сколько неродившихся идей теряет человечество с каждым умирающим языком.

На Петербургском фестивале языков я познакомилась с Полиной Оскольской из Института лингвистических исследований РАН. Полина участвовала в экспедициях по изучению тувинского языка в Республике Тува и ингерманландского финского в Ленинградской области, сейчас занимается водским и ижорским. Она согласилась ответить на мои вопросы о профессии:

— Что вам нравится в полевой работе?

— В принципе, для того чтобы изучать язык (любой), далеко идти не нужно. Язык нас окружает, притом если это наш родной язык, то мы к нему привыкли и не замечаем. В полевой работе, когда приезжаешь в какую-то деревню, где говорят на небольшом и малоизвестном языке, всегда есть эффект новизны. Всегда можно узнать что-то новое. Удовольствие от открытия новых знаний, пусть даже, порой, и только для себя, мало с чем можно сравнить. Второй момент, который вдохновляет и очаровывает — на этом загадочном языке говорят жители деревни — живые люди. И ты сразу видишь, что язык — живой. Я постоянно чувствую, что работаю с живым материалом, и это очень интересно.

— Что самое трудное в вашей работе?

Самое трудное, пожалуй, само исследование. Основная задача ведь — ответить на вопрос, как устроена языковая система, когда употребляются одни или другие формы. В качестве результата должна получиться сколько-нибудь непротиворечивая картинка, и сделать это сложно. Собирать же материал не очень сложно. Важно разве что следить внимательно за аккуратной фиксацией материала.

— Зачем простым людям, нелингвистам, знать о малых и исчезающих языках?

— Я не считаю, что нелингвистам обязательно что-то знать о малых и исчезающих языках, есть действительно более важные знания. Но, если человеку хочется получить адекватное представление о том мире, где он живет, совершенно необходимо иметь представительную картинку. Именно её, в частности, помогают сформировать знания о малых языках. Языковое разнообразие — это часть культурного разнообразия нашей планеты, и не брать его во внимание — это стоять спиной к окну и думать, что мир ограничивается комнатой, которую видишь перед собой. 

Лингвист Полина познакомила меня со своим коллегой, который тоже занимается языками Ленинградской области. Кандидат наук Мехмет Муслимов работает в институте лингвистических исследований на Васильевском острове и ездит в лингвистические экспедиции на электричке. Он рассказал, что больше всего ему нравится находить информанта (носителя редкого языка) из такой деревни, «куда не ступала нога лингвиста» — особенно, когда этот человек говорит на необычном диалекте. Оказывается, районы возле Петербурга ещё сохраняют удивительную пестроту языков. К сожалению, число носителей малых языков — таких как водский и ижорский — продолжает сокращаться. Мехмет признаётся, что главной трудностью в его работе является «поиск информантов, которые бы помнили свой язык в достаточной степени».

Мехмета я тоже спросила: «Зачем простым людям, нелингвистам, знать о малых и исчезающих языках?» Он ответил: «О локальных малых языках важно знать из уважения к их носителям, а о малых языках в далеких странах — для расширения общего кругозора».

* * *

Мне повезло, что удалось пообщаться с Полиной и Мехметом, услышать их мнение и рассказы об экспедициях. 

Я считаю, полевые лингвисты — настоящие герои среди нас, они увлечены своим полезным делом и нередко отдают ему всё своё время.

 

Автор: Мария Вячеславовна Иванова

Фото: Интернет

 

#мымир #мир #молодежь 

#инициатива #развитие #СМИ 

#МИАМИР #молодежныеСМИ #позитив

#добро